Сотрудничество со словацкими коллегами

Барток искал пути и для сотрудничества со словацкими коллегами, предлагая им для публикации свои фольклорные записи. Уже в эти годы изучение народной музыки становилось для него «международной наукой», как он говорил впоследствии. И его занимали не только чисто фольклорные интересы.Посылая одному из румынских друзей томик Эндре Ади, он писал: «Венгры, Румыны, Славяне должны объединиться в этой стране, потому что все они братья по угнетению. Мы никогда еще не имели поэта, который имел бы смелость писать что-либо подобное». В этих словах снова проявилась глубокая симпатия к Эндре Ади и его революционной поэзии, которая всегда жила в душе Бартока, шедшего в первых рядах прогрессивной венгерской интеллигенции.
Все лучшие силы композитор отдавал творческой работе, приобретавшей все более широкий размах. Барток энергично искал пути индивидуального претворения фольклора. Впоследствии он сам классифицировал принципы обработки песенных мелодий, начиная от простейших, где напевы появлялись в подлинном, либо слегка измененном виде, до совершенно свободного развития, когда основным становится уже то, что их окружает. Барток очень серьезно подходил к проблеме гармонизации народных мелодий, возражая против нарочитой примитивности. В 1910 году появились «Две картины» для симфонического оркестра («В полном цвету» и «Деревенский танец»), написанные в той жанрово-обоб-щенной манере, которая широко представлена в творчестве Бартока. Из «их особенно интересен «Деревенский танец»; в нем отчетливо слышатся народные интонации и ритмы, составляющие основу этого несомненно-самобытного произведения, проникнутого бодростью и несколько грубоватым, по-своему ярким юмором. Интересна главная тема, ладово необычная, изложенная в октавных перекличках струнных и деревянных. В некоторых эпизодах Барток вводит политональные наслоения, встречающиеся в его произведениях этого времени довольно часто.
Сложное впечатление оставляет музыка «14 багателей» для фортепиано. Среди них немало живых и остроумных пьес, в которых »оно выступают черты бар-токовского стиля. Такова пятая багатель — обработка словацкой песни, мелодия которой сопровождается трезвучиями, усложненными секундами — прием не новый, но примененный здесь очень уместно. Интересна и четвертая пьеса, представляющая собой хоральную гармонизацию старинной венгерской мелодии. Колоритна первая багатель, где партия правой руки изложена в натуральном до-диез миноре, а левой — в натуральном фа миноре. Однако в некоторых багателях преобладают острые диссонирующие созвучия, политональные эпизоды, ясность мелодической линии нарушена. Утонченно лирические настроения чередуются в этом цикле с подчеркнутой гротескностью. Она чувствуется в резко звучащее второй пьесе и в ряде других, вплоть до десятой, ]де Барток предвосхищает эффект одновременного сочетания до и фа-диез мажора, использованный двумя годами позднее Стравинским в партитуре «Петрушки». Надо, впрочем, сказать, что композитор не забывает о тональных устоях и постоянно возвращается к ним, чему способствуют многочисленные связи с интонациями и ритмами народных песен. Но нет оснований умалчивать о противоречивости «Багателей» и других подобных им произведений Бартока. Для правильного понимания сущности этих явлений необходимо помнить об исторических условиях, в которых развивалось его творчество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *