Колумбы венгерской крестьянской песенности

Словом, в конце прошлого столетия представление о венгерской народной музыке было неполным и односторонним. Первым, кто значительно расширил его, был Бела Викар, записывавший крестьянские песни в 1896 году при помощи фонографа, что, наконец, обеспечило полную достоверность собранных материалов.Четыре года спустя он демонстрировал свои записи в Париже. Однако они не привлекли тогда серьезного внимания и, главное, не повлияли на композиторскую практику. Только Бартоку и Кодаи посчастливилось стать настоящими Колумбами венгерской крестьянской песенности. На свете было немало композиторов, создавших замечательные произведения искусства, но мало кому выпала такая доля — открыть для всего человечества богатейший мир народной музыки своей страны. В истории фольклористики трудно найти другой подобный случай, и одно это уже обеспечивало Бартоку и Кодаи всемирное признание.
С 1906 по 1918 год Барток неутомимо собирал и записывал народные песни в различных районах Венгрии, а также и в других странах, куда приводила его жадная любознательность фольклориста, всегда направляемая, однако, ясно осознанными научными целями: Бартока интересовали связи старинных венгерских песен с мелодиями других народов.
Подводя впоследствии итоги этим изысканиям, Бар-ток говорил: «Наглядным, конкретным плодом этих двенадцати лет являются тысячи народных песен, больше половины которых состоит из венгерских песен, остальные — словацкие, украинские и румынские, слова которых зафиксированы отчасти записью, отчасти с помощью фонографа. И — что важнее всего — в ходе исследований были сделаны такие открытия, о которых мы до этого и понятия не имели».
Таким открытием была венгерская крестьянская песня, о которой мы уже говорили выше. Композитеры шли к нему с большой научной объективностью: сравнение записей, сделанных Кодаи на севере Венгрии и Бартоком в Трансильвании, привело их к выводу о существовании старинного стиля венгерской песенности, представленной в их собрании многочисленными образцами. Самобытность этих мелодий поразила собирателей.
Как уже говорилось, новые интонации и лады скоро вошли в их композиторский словарь, но они не спешили с публикацией научно-фольклорных работ. Это было вызвано желанием накопить как можно больше материала для обобщений, а может быть — и неопытностью в научно-исследовательской работе. Но опыт пришел с годами, и созданные ими труды остаются и поныне образцовыми,— к ним обращается каждый, кто желает познакомиться с венгерской крестьянской песнью.
Старейшие из известных нам венгерских народных мелодий отличаются строгой простотой интонации, сжатостью и лаконичностью изложения. Ладовая основа этих песен — пентатоника с двумя минорными терциями (соль — си-бемоль — до — ре—фа — соль). В песнях западной Венгрии встречается также и форма пяти-ступенной гаммы, сложившейся, как это предполагает Кодаи, под влиянием мажорного лада (соль — си — до — ре — фа-диез — соль). Ритмика старинны» напевов очень разнообразна. Нередко она возникает из свободной речитации (свойственное для венгерской крестьянской песни parlando rubato). В других случаях можно найти четко организованный танцевальный ритм. Венгерские песни изобилуют синкопами, в особенности— в начале такта, что связано с особенностями речевого ударения, всегда падающего на первый слог. Отсутствие полифонии возмещается богатством интонационного развития. Многие напевы украшены узорчатой орнаментикой, удивительно легко и свободно воспроизводимой искусными народными певцами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *