Развитие стиля вербункош

Важнейшую роль в развитии стиля вербункош сыграли в первые десятилетия прошлого века знаменитые музыканты Янош Бихари, Янош Лавотт и Антал Чермак. Они мастерски обобщили возникшие в народе ритмы и интонации, создали ритмоформулы новых венгерских танцев, получивших вскоре всемирную известность. Их творчество, в свою очередь, повлияло на судьбы стиля вербункош, который Бела Барток охарактеризовал в одной из своих статей как «профессиональную музыку народного характера».Особенно велико значение Яноша Бихари — превосходного скрипача, создавшего оригинальный стиль исполнения, автора талантливых, полных жизни произведений, восхищавших современников, в том числе — Бетховена, Вебера и Шуберта. Великие композиторы не раз вдохновлялись мелодиями стиля вербункош: напомним хотя бы о финале седьмой симфонии Бетховена, о «Венгерском дивертисменте» Шуберта. Эти мелодии увлекли и Берлиоза, создавшего великолепную оркестровую обработку «Ракоци-марша»—музыкального символа национально-освободительной борьбы венгерского народа.
Традиции стиля вербункош богато претворены в творчестве венгерских композиторов XIX столетия и, прежде всего, Ференца Листа и Ференца Эркеля. На этой основе сложился музыкальный язык Эркеля (в том числе — его героических трагедий «Хуняди Ласло» и «Банк Бан»), так же как и многих произведений Листа. Это надо подчеркнуть особо, так как многие исследователи листовской музыки решительно недооценивали значение ее национальных истоков.
Картины и образы родины не раз вдохновляли фантазию композитора: в его симфонической поэме «Венгрия», «Героическом марше в венгерском стиле», «Венгерских исторических портретах» (среди которых и музыкальные характеристики великих поэтов Шандора Петефи и Михая Верешмарти). Непосредственное влияние стиля вербункош ощутимо в концерте A-dur для фортепиано с оркестром, симфонической поэме «Мазепа» и других страницах творчества Листа.
Что касается его всемирно известных «Венгерских рапсодий», то они явились своеобразным апофеозом стиля вербункош. Широко разрабатывая его танцевальные жанры, Лист не забывал и о героике — в шестнадцатой рапсодии звучит мелодия «Ракоци-марша», обработанная с присущим великому мастеру пианизма виртуозным блеском и темпераментом. Здесь хочется провести аналогию с Берлиозом: Лист дал в фортепианном изложении такой же удивительный концентрат революционно-взрывчатой сущности этой мелодии, как и французский композитор в оркестровой пьесе.
Рапсодии Листа имели в свое время важнейшее значение, ибо они, как справедливо говорил Барток, «распространяли венгерскую музыку народного характера по всему миру».
На этих словах необходимо остановиться подробнее. Нередко приходится слышать о цыганских элементах листовских рапсодий, будто бы недостаточно прочно связанных с венгерским фольклором. Лист действительно любил цыганских музыкантов и даже посвятил им одну из своих книг («Цыгане и их музыка в Венгрии»). Но надо разобраться в том, что представляла собой музыка венгерских цыган.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *