Мир бесконечен во времени и пространстве

Барток твердо убежден в том, что «мир бесконечен во времени и пространстве», что ¡«воля, мышление есть определенная функция мозга». В другом письме, присланном в 1905 году из Парижа, он также говорит о первичности, вечности материи. Все это свидетельствует о быстром идейном росте молодого музыканта, не замыкавшегося в кругу узкопрофессиональных интересов, чуткого к событиям общественной жизни и отчетливо сознававшего свой долг перед родным народом.
В 1903 году Барток писал матери: «Я, со своей стороны, в продолжение всей своей жизни, всегда, постоянно и во всем буду верен единственной цели: верно служить на благо венгерской нации и венгерской родине».Оканчивал Музыкальную академию Барток человеком передовых убеждений, отчетливо представлявшим себе свое жизненное призвание. Уже в первом его крупном произведении — «Кошут-симфонии», вдохновленной револю-ционнь_ши событиями 1848—1849 годов, когда «вспыхнула борьба венгерского народа за свободу, борьба не на жизнь, а «а смерть» (авторская программа симфонии) — прозвучал голос композитора, верящего в освобождение своей родины.
«Кошут-симфония» закончена в 1903 году и впервые исполнена 13 января следующего года в концерте Будапештского филармонического общества под управлением Иштвана Кернера. Она состоит из десяти частей. В первой части композитор рисует величавый облик своего героя, во второй — тревожные размышления жены Кошута о тяжкой судьбе родной Венгрии. Третья часть как бы отвечает на ее вопрос о том, что гнетет душу Кошута — «Отечество в опасности!». Четвертая и пятая — воспоминания о лучших днях и о несчастьях, постигших венгерский народ. В шестой и седьмой звучат боевые призывы к смелым борцам за свободу. Восьмая часть — картина героической борьбы венгерских повстанцев с превосходящими силами врага. О двух последних в авторской программе сказано кратко: «IX. «Конец всему», страна одевается в глубокий траур. Но ей запрещают даже и это, поэтому X. «Все тихо, тихо».
При всем трагизме финала, симфония не пессимистична. Ее последняя часть — «Все тихо, тихо» — перекликается с известным стихотворением Шандора Петефи «Тиха Европа». Мрачное оцепенение, наступившее после боев, в которых «свободу взять народы не сумели» (Петефи), не могло сковать вольнолюбивую душу поэта, не знающую уныния и неверия:
Так что же нам — впадать в отчаяния мрак? Печалиться, что вышло так с другими? О родина, пускай все это так, — Уверенность как раз твой дух подымет!
(Перевод Н. Тихонова)
Музыка «Кошут-симфонии», сколько можно судить по опубликованному фортепианному переложению, эмоциональна и драматична. Стилистически она близка традициям Листа и Эркеля, но вместе с тем в ее гармоническом языке уже заметны черты индивидуальности. Современная критика отмечала удачу композитора, сумевшего объединить десять разнообразных частей в одно целое, благодаря драматически оправданному развитию темы Кошута, проходящей лейтмотивом через все произведение. В «Кошут-симфонии» Барток следовал листовским, а отчасти и берлиозовским принципам программности, не проявляя еще в полной мере свойственной ему самобытности языка и стиля. Но, по сравнению со своими юношескими произведениями, он сделал большой шаг вперед — нашел более близкую ему тематику и показал успех в овладении крупной, монументальной формой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *