Первое появление перед публикой

18 мая 1900 года Барток впервые появился перед будапештской публикой — правда, в качестве аккомпаниатора известного виолончелиста Давида Поппера и его ученика Адольфа Шиффера. Прошло более года, прежде чем он смог выступить самостоятельно, сыграв, как мы уже знаем, листовскую сонату h-moll. Его следующий концерт состоялся 14 декабря 1901 года. И на этот раз молодой пианист имел большой успех. Он получил первый в своей жизни гонорар, который послал матери в качестве рождественского подарка.В Будапештской музыкальной академии Барток учился с 1899 по 1903 год. Он глубоко воспринял в эти годы традиции Листа и Эркеля, близко узнал творчество русских классиков, учивших, как говорит тот же Золтан Ко-даи, «что правильный путь музыкального искусства лежит через освоение народной музыки».
Живя в венгерской столице, Барток не мог не соприкоснуться с демократическими кругами венгерской интеллигенции. Идеи национально-освободительной борьбы жадно воспринимались молодым музыкантом, пробуждали в нем глубокие раздумья.
В начале 900-х годов среди широких масс венгерского народа усиливался протест против иноземного гнета, росли революционные настроения, особенно усилившиеся под влиянием русских событий 1905 года. Это непосредственно сказывалось на развитии венгерского искусства, в котором все сильнее проявлялось стремление «к новым берегам». В страну нахлынули веяния с Востока и Запада, они увлекали молодежь, будили мысль, заставляли внимательнее осмотреться кругом. Огромную роль в развитии нового венгерского искусства сыграл журнал «Nyugatt» (Запад), начавший выходить в 1908 году. Он активно выступал в защиту музыки Бартока и Кодаи.
Властителем дум молодого поколения стал замечательный поэт Эндре Ади. Богатство образов и языка, сила лирического вдохновения, сочетающегося с публицистической страстностью, привлекли к нему всеобщее внимание. В сложном мире его поэзии, субъективной, часто проникнутой настроениями горького разочарования, звучит голос человека, горячо любящего свою родину, призывающего к борьбе за свободу. При всей противоречивости поэзии Эндре Ади, в ней ясно слышалась революционная нота, находившая отклик в сердцах людей. Она была услышана и Бартоком.
В 1903 году он высказывает мысль о том, что обстановка в Венгрии напоминает канун 1848 года, что народ требует осуществления своих прав. Такая ясность понимания общественного положения явилась следствием общения с передовыми людьми и большой работы над собою. С восемнадцатилетнего возраста Барток пристрастился к серьезному чтению и, по его собственным словам, «хотя и немного, но уже занимался философией». Все это способствовало выработке материалистического мировоззрения. До нас дошло письмо Бартока, характеризующее его философские взгляды. Горячо возражая против религиозных аргументов своей корреспондентки— скрипачки Штефи Гейер, он восклицает: «Для чего же пичкают столько миллионов людей ложными изречениями! Чтобы большинство из них жило с «ими вплоть до смерти, а меньшая часть освобождалась от них ценой борьбы, которой можно избежать!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *