Улица Лепелетье

В поход собирается, кажется, сам император.
Январь 1868-го. В Шалоне, возле одной из казарм, Наполеон III видит седого сержанта.
— Один из лучших солдат! — рапортует полковник. — Он уже раз десять заслужил крест!
— Ваше имя? — спрашивает император. Старик в замешательстве, он почему-то краснеет.
— Так как вас зовут?
— Мое имя?
— Ну да, ваше имя.
— Не смею назвать императору.
— Но почему же? Не бойтесь! Это лишь для того, чтобы вас наградить.
— Лучше я обойдусь без награды. Император начинает сердиться.
— Что за тайны? Да в чем же дело, в конце концов?
— Отвечайте сержант! — уже грозно приказывает полковник.
— Дело в том… что мы с вами… государь, извините… Меня тоже зовут Баденге.
Императорский взгляд на полковника. Тот прикусил язык.
«Тоже»? Почему «тоже»? Мать императора — урожденная Богарне, ее выдали за Луи-Бонапарта.
При чем тут Баденге?
Но император вовсе не удивлен. Он-то знает — Баденге это кличка, прозвище, ему данное, и нельзя сказать — лестное. По-французски «badin» — это «игривый», «шутливый», «легкомысленный», почти «шут». Хорошо еще, что не «bodet» — это было бы просто «осел», «дурак».
Но и это еще не все. Так звали каменщика, в одежду которого Наполеон III переоделся во время бегства из крепости Гам в 1846 году. В официальную биографию это, сами понимаете, не входит.
Правда или забавная сказка? Или, может быть — нужная выдумка? Демократ-император, без лести преданный воин… Ну, а легкий оттенок иронии — это крылья, на которых по Франции полетит небылица.
Бюзнаш опоздал. Шутит сам император. Да — он тоже собрался в поход.
Когда плохо в политике, в экономике, скачут цены на продовольствие — срочно нужен хоть какой-нибудь компенсирующий плюс: не может же быть плохо всюду!.. Мелочи жизни, разного рода трудности — все это преходяще! Посмотрите на Вечное! Мы — страна величайшей культуры.
Среди прочих пропагандистских мероприятий объявляется конкурс на сочинение опер для государственных театров. Улица Лепелетье — Большая Опера — предлагает либретто «Кубок фульского короля». Улица Фавар — королевство Комической Оперы — «Флорентинца». Требования площади Шатле — Лирического театра — не столь жестки: «Уста и чаша» по одноименной поэме Мюссе, но композитор может выбрать и что-то другое.
Улица Лепелетье делает Бизе тайное предложение: пусть он примет участие в конкурсе — это формальность. Все решено заранее: первую премию получит он.
— Все это понимай так, — комментирует композитор. — «Если Бизе будет участвовать в конкурсе, мне обеспечена сносная вещь; если же другая окажется лучше, я с полной готовностью откажусь от Бизе».
Ах, какая лиса этот старый Перрен!
— Не получить премию — это плохо для репутации. Не участвовать и уступить премию какому-нибудь типу, который сделает хуже меня, было бы досадно. Что делать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *