Рекомендация Дельсарта

Карвальо вряд ли догадывался, кого он приобретает в лице Жоржа Бизе.Но рекомендация Дельсарта, советами которого продолжала пользоваться его жена, для него значила много, да и сам молодой человек, появившийся в театре почти сразу по приезде из Рима, пришелся ему по душе.
Директор сводит Бизе с либреттистами. И Kappe, и Кор-мон — уважаемые и известные люди. Кормону уже 52, он автор двух сотен пьес и либретто, большая часть которых, правда, написана в соавторстве с рядом других драматургов — дело поставлено на поток…
Бизе быстро находит общий язык с Кормоном. Куда хуже складываются отношения с Kappe.
— Мы знакомы, — отвечает Мишель Kappe, когда Карвальо представляет ему композитора.
Тон Kappe не обещает приятного.
— Ведь это именно я, вместе с Жюлем Барбье, написал
для Комической Оперы пьесу «Гузла эмира». Я работаю для
Гуно, для Тома, даже для Мейербера!.. Но никто не отказывался от готового текста, как это сделал месье Бизе.
Бизе чувствует себя неловко. Он пытается объяснить, что не имеет претензий к пьесе. Это не получилось у него — композитора…
— Кто же станет работать на композитора, у которого не выходит незатейливый водевиль!
— Неудачи возможны, — холодно добавляет Кормон. — Но если и в этот раз повторится подобное — никто больше во всем Париже не напишет для вас и строчки.
Что за метаморфоза! Ведь Кормон только что был так любезен!
— Не будем смотреть так печально на грядущее, — вмешивается Карвальо. — Давайте поговорим о либретто.
— Пусть выскажется композитор, — предлагает Kappe.
Бизе в затруднительном положении. Ситуация слишком
сложна для откровенного разговора.
— Мне кажется, что начало великолепно, — говорит
он. — Тут много возможностей. Но в финале…
— Ну, так что же в финале? — ледяным тоном осведомляется Kappe.
— Я не знаю. Но это слишком похоже на «Норму» Беллини и «Весталку» Спонтини… Хотелось бы более оригинальной развязки…
— Да, возможно, — так было бы лучше, — отвечает Кормон. — Но скажите мне, молодой человек, много ли оригинальных сюжетов знает мировая драматургия? Может быть — пять или шесть ситуаций. Остальное — бесчисленные перепевы, вариации, правда, порою обогащаемые событиями, почерпнутыми из Истории: уж она-то действительно оригинальна. Но кто может соперничать с нею! Пусть финал и банален. Но что конкретно предлагает господин композитор взамен? Знает ли он, чего хочет?
Нет, Бизе тоже не знает, что делать с финалом.
— Я так и думал, — заявляет Кормон. И уносит впечатление от этой встречи: композитор, так понравившийся ему
вначале, — попросту «отвратительный медведь».
Споры, бесконечные споры. Прошел май, идет июнь, а премьера — в начале сезона 1863/64 года… Как же кончить спектакль, что нам делать с героями?
— Да швырните вы их в огонь! — не выдерживает Карва-льо.
Но ведь это и есть финал «Нормы»!
Не годится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *