Венское общество

Венское общество охотно посещало «шубертиады».В сентябре, когда в город вернулись молодожены Фогль, «домашние концерты» стали особенно частыми. Голос Фогля был уже не так силен, как прежде, и, пытаясь скрыть от слушателей этот факт, певец прибегал к несколько нарочитым, театральным приемам исполнения. По словам Шпауна, «по мере того как Фогль терял голос, он все более и более переходил границы дозволенного, но тем не менее всегда пел очень точно; будучи опытным оперным исполнителем, он всегда знал, как выйти из затруднительного положения, когда не хватает голоса и сил». Для Шуберта точность исполнения (точность попадания в такт) была вопросом принципиальным, поэтому он очень ценил Фогля.
Восхищаясь музыкальными дарованиями певца, он прощал ему несколько странную, порой чересчур эксцентричную манеру исполнения. Дружба певца и композитора вновь окрепла, и они вместе охотно посещали музыкальные салоны, особенно часто — салон Софи Мюллер.
Начало осени 1826 года Шуберт провел у Шобера. Дом, где жили Шобер и его мать, стоял рядом с семинарией. Как-то раз октябрьским утром Шпаун, который к этому времени вновь поселился в Вене, зашел навестить композитора и застал его за сочинением сонаты G-dur. Вот как описывал Шпаун это событие:
Однажды утром я застал его за написанием сонаты. Хотя я ему и помешал, он сразу же сыграл мне первую часть, которую только что закончил. Видя, что музыка мне понравилась, он сказал: «Если тебе понравилась эта соната, пусть она будет твоей; я хотел бы тебе доставить столько радости, сколько могу». Вскоре, когда соната была уже гравирована, он принес ее мне с посвящением. Это опус 78.
Музыкальные вкусы Шпауна и Шобера очень разнились, последний предпочитал легкую музыку и с неодобрением относился ко многим «серьезным» работам Шуберта — как раз к тем, которые впоследствии стали считаться подлинными шедеврами. Шпаун же, по-видимому, всегда восхищался наиболее сложными и спорными произведениями композитора.
Шуберт недолго оставался у Шоберов; в ноябре он снял квартиру в весьма живописном месте — у древней городской стены, окружающей внутренний город. Чтобы попасть к нему, друзьям приходилось, сетуя на «ужасающую грязь», обходить стену и древние бастионы.
Конец 1826 года был ознаменован несколькими большими «шубертиадами». Их проводили у Шпауна и в некоторых других музыкальных домах. Записи об этих концертах можно найти в дневниках братьев фон Гартман, Фрица и Франца, которые проживали в Вене с осени 1826-го по конец 1827 года. Гартманы были друзьями Шпауна. Они постоянно вращались в кругах, близких к Шуберту, и их дневниковые записи представляют большой интерес, ибо позволяют нам почувствовать ту особую атмосферу, которая царила тогда в окружении композитора. Дневники подробно рассказывают о жизни шубертовского кружка, хотя сведения о самом композиторе представлены в них довольно скудно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *