Дневник Бауэрнфельда

Пока Шуберт путешествовал с Фоглем, в Вену вернулись Шобер и Купельвизер.
Я жажду посмотреть на Шобера и Купельвизера: на первого, чтобы увидеть человека, чьи планы рухнули, а на второго — чтобы понять, как выглядит человек, вернувшийся из Рима и Неаполя,— писал Шуберт Бауэрнфельду. В предыдущем письме Бауэрнфельд предложил композитору снять квартиру на паях с ним и со Швиндом. Шуберт был, в принципе, согласен, но отнесся несколько настороженно «к этим холостяцким и студенческим планам», тем более что последние письма Швинда были полны, как он выразился, «бессмысленной и безмозглой болтовни». Когда Франц наконец вернулся в Вену, он, несмотря на возникшую между друзьями легкую отчужденность, вновь воссоединился с ними, проводил в их обществе практически все время и до декабря не написал ни строчки. В октябре Бауэрнфельд писал в своем дневнике:
Шуберт вернулся. Посиделки с друзьями в трактирах и кофейнях часто до двух-трех часов утра.
Шобер здесь хуже всех: по правде говоря, ему нечего делать, и он ничего не делает, за что его часто упрекает Мориц.
Дневник Бауэрнфельда — ценный источник, из которого мы можем почерпнуть все сведения об основных событиях в жизни шубертовского кружка. В дневниковой записи от марта 1828 года Бауэрнфельд дает интересную характеристику своим молодым друзьям:
Шобер всех нас превосходит интеллектуально, особенно в разговоре! Но многое в нем искусственно, а его лучшие силы грозят задохнуться в безумии. Швинд — замечательная, чистая натура, но всегда в брожении, и кажется, что он склонен к самоуничтожению. Шуберт правильно сочетает в себе идеализм и реализм. Мир кажется ему прекрасным. Майрхофер прост и естествен, хотя Шобер уверен, что он принадлежит к породе спокойных интриганов. А я? Ах, если бы человек мог познать самого себя! До тех пор, пока я не сделал ничего стоящего, я не человек.
В целом эта зима была не самым удачным отрезком жизни Шуберта. Денег не хватало, и даже привычная страсть к работе порой оставляла его. Январь прошел сравнительно неплохо: были написаны четыре песни на тексты из романа Гёте «Годы странствий Вильгельма Мейстера», а кроме того — еще несколько песен, включая многоголосную на слова Шобера. В феврале же, по-видимому, не было написано ничего.
Весной Шуберт сочинил множество песен и вальсов. Этот взрыв творческой энергии можно объяснить улучшением настроения композитора. Как раз в это время он подает прошение о замещении вакантной должности музыкального руководителя придворной капеллы. Он крайне нуждался в работе, но, к сожалению, это место досталось другому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *