Внешность и манеры

Непредставительная внешность Шуберта, скорее всего, тоже не способствовала возникновению всенародной любви.
Когда одна венская дама спросила Швинда, как выглядит Шуберт, тот ответил в своей обычной разоблачительной манере: «Как пьяный извозчик!»
Шуберт выглядел совсем не так, как в представлении большинства людей должен выглядеть композитор. Современник и горячий поклонник Шуберта Луи Шлёссер в своих воспоминаниях рассказывает о первой встрече с композитором. Он ожидал, что творец такой прекрасной музыки
наделен также и телесной красотой. Велико было мое разочарование, когда Шуберт, личность которого меня необычайно интересовала, появился на сцене, и в этой несколько неловкой, почти неуклюжей фигуре с очень выпуклым лбом, кроткими, но отнюдь не одухотворенными чертами я узнал творца поэтических звуков, образ которого в моих мечтах отождествлялся с грациозным образом юного Антиноя.
Люди, не знакомые с композитором близко, бывали шокированы не только его внешностью, но и его манерами. Франц фон Андлау, чиновник венского посольства, считал, что его личность принадлежала к числу самых неприятных. Его роднили с Бетховеном боязливое отстранение от мира, угрюмый вид; за этим безжизненным обликом, за этой отталкивающей наружностью нельзя было отгадать высокоодаренного творца столь многих прекрасных песен.
К счастью, друзья Шуберта оставили нам живые и достоверные воспоминания, по которым мы можем попытаться восстановить его подлинный образ. Наиболее полное и подробное описание наружности Шуберта принадлежит, пожалуй, Леопольду Зонлейтнеру:
Шуберт был ниже среднего роста, у него было круглое полное лицо, короткая шея, не очень высокий лоб, густые каштановые волосы, которые вились от природы. Спина и плечи округлые, руки мясистые, с короткими пальцами; глаза (если я не ошибаюсь) серо-голубые, брови кустистые, нос тупой и широкий, губы полные. В его лице было что-то негритянское. Кожа имела цвет скорее бледный, чем темный, но, склонная к появлению мелких прыщиков, казалась от этого более темной. Голова была несколько втянута в плечи и наклонена немного вперед. Шуберт всегда носил очки. Когда он был спокоен, выражение его лица казалось скорее тупым, чем оживленным, скорее угрюмым, чем веселым, его можно было принять за австрийского или, скорее, баварского крестьянина.
Лишь при более внимательном рассмотрении было заметно, что когда он слушал интересную музыку или вел занимательную беседу, его черты несколько оживлялись, углы рта поднимались вверх, глаза блестели и вся поза становилась несколько напряженной. По-настоящему оживленным он бывал лишь в кругу близких друзей, за кружкой пива или вина; но и тут он никогда не смеялся открыто и непринужденно — получалось нечто вроде хихиканья, которое звучало скорее глухо, чем звонко. Он казался робким и молчаливым, особенно в «светском» обществе, которое он посещал только из любезности, для того чтобы аккомпанировать кому-либо при исполнении его песен. При этом его лицо хранило более чем серьезное выражение, и как только исполнение бывало закончено, он удалялся в соседнюю комнату Равнодушный к похвале и успеху, он избегал комплиментов и бывал рад только одобрению ближайших друзей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *