Дом «Лунный свет»

Боль обостряет разум и укрепляет дух, тогда как радость редко заботится о первом, а второй размягчает и делает фривольным.
Шуберт (1824)
Летом 1823 года Шуберт, надеясь поправить свое здоровье, поехал с Фоглем в Штейр. Оттуда он прислал Шоберу грустное письмо. По этому письму мы можем судить, что Шуберт в то время находился в довольно подавленном состоянии: он осознал, какой затяжной характер принимает его заболевание.
14 августа 1823 года Дорогой Шобер
Хотя я пишу немного поздно, я все-таки надеюсь, что это письмо застанет тебя в Вене [Шобер собирался уехать на два года в Брес-лавль, где хотел попробовать себя на поприще драматического актера]. Я прилежно переписываюсь с Шеффером [врачом Шуберта] и чувствую себя довольно хорошо. Но почти сомневаюсь, что когда-нибудь буду совсем здоров. Я живу здесь очень просто во всех отношениях, прилежно хожу гулять, много работаю над своей оперой и читаю Вальтера Скотта.
Переписка Шуберта с его врачом не сохранилась: даже если какие-то письма, касающиеся шубертовской болезни, и оставались среди его бумаг, то впоследствии они были кем-то уничтожены (возможно, братом Шуберта Фердинандом).
Лето 1823 года было памятным для Шуберта еще и тем, что два города — Штейр и Линц — присвоили ему звание почетного члена их музыкальных союзов. В середине сентября Шуберт вернулся в Вену и, насколько позволяло его здоровье, возобновил свой обычный жизненный распорядок. В это время он часто писал в Бреславль Шоберу, рассказывая о жизни их кружка: чтениях, «шубертиадах» и т. п., но было ясно, что без Шобера эти вечера потеряли для Шуберта часть своего очарования.
Вена, 30 ноября 1823 года Дорогой Шобер
Я уже в продолжение некоторого времени чувствую потребность тебе написать, но все никак не мог собраться. Ты ведь знаешь, как это бывает.
Прежде всего я должен пожаловаться тебе на состояние нашего кружка и на прочие обстоятельства, потому что, кроме моего здоровья, которое (слава Богу), кажется, теперь наконец совсем установилось, все остальное — плачевно. Наш кружок, как я и предполагал, потерял в твоем лице свою точку опоры. Брухман, который возвратился из своей поездки, стал уже не тем, каким был. Он, кажется, применяется к приличиям света и уже благодаря этому теряет свой ореол, который, по-моему, заключался только в упорном пренебрежении всеми светскими делами. Купельвизер, как ты, вероятно, уже знаешь, уехал в Рим… Что касается остальных, ты, наверное, все знаешь лучше меня… Что хорошего может быть для нас в совершенно заурядных студентах, чиновниках?.. Мы часами не слышим ничего, кроме бесконечных разговоров о верховой езде и фехтовании, о лошадях и гончих. Если так будет продолжаться, то я, наверное, не долго с ними выдержу. С моими двумя операми дело обстоит также очень плохо. Купельвизер [Йозеф] неожиданно ушел из театра. «Эврианта» Вебера не удалась, и плохой прием, который оказала ей публика, по-моему, вполне оправдан. Эти обстоятельства … не оставляют мне почти никаких надежд в отношении моей оперы. Впрочем, это и не могло бы принести мне удачи, потому что теперь все становится неописуемо плохо.
Фогль здесь… Он занят почти исключительно моими песнями. Он сам выписывает из них вокальные партии и, можно сказать, живет этим. Поэтому по отношению ко мне он необыкновенно учтив и послушен. А теперь хотелось бы услышать что-нибудь от тебя. Как ты? Показался ли ты уже свету?
Пожалуйста, дай мне возможность поскорее узнать о тебе и хоть немного заполни мою тоску по тебе сообщением о том, как ты живешь и что ты делаешь.— После оперы я ничего не сочинил, кроме нескольких песен из Прекрасной мельничихи. «Мельничные» песни появятся в четырех тетрадях с виньетками Швинда. Впрочем, я надеюсь восстановить свое здоровье, и это вновь обретенное благо заставит меня забыть страдания; только тебя, милый Шобер, я никогда не забуду ведь тем, чем ты был для меня, к сожалению, не сможет быть никто иной. А теперь будь здоров и не забывай твоего вечно тебя любящего друга Франца Шуберта. Мой адрес Штубентор-Баштей № 1187, первый этаж.
(Вернувшись в Вену, Шуберт уехал из родительского дома и стал жить один.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *