Ранние симфонии

В своих ранних симфониях, как и в ранних квартетах, Шуберт не применял новаторских методов композиции, он не отступал от привычных для того времени приемов, однако его произведения не были простым подражанием Гайдну Моцарту или Бетховену.Работы юного композитора уже тогда были отмечены печатью гениальности; его инструментальная музыка несла в себе индивидуальные черты, столь характерные для его позднего творчества, и прежде всего ту особую, неповторимую мелодичность, которая присуща только Шуберту и никому больше.
Подлинный эмоциональный голос Шуберта уже тогда был ясно различим, но он еще не приобрел того богатства оттенков, которое приходит вместе с опытом и глубокими переживаниями зрелости.

Помимо симфоний, Франц сочинил еще около ста песен, кантату Prometheus (Прометей), большое количество церковной музыки, включая мессу (№ 4 C-dur), и множество сонат и танцев. В этот период композитор писал много песен на стихи своих друзей Майрхофера и Шобера, но самой знаменитой из всех песен, написанных в тот год, стала прекрасная Wiegenlied (Колыбельная песня) на текст неизвестного поэта. (Тем временем жизнь шла своим чередом, и семейство Шубертов пополнилось еще двумя детьми: один из младенцев родился в декабре 1815 года, а другой — в декабре 1816-го.) Ненасытная венская публика требовала все новых и новых танцев, и Шуберт писал их во множестве. «Сам он никогда не танцевал,— вспоминает один из друзей композитора,— но он охотно садился за пианино и часами импровизировал, играя прекрасные вальсы. Затем, чтобы удержать их в памяти, он повторял исполнение и уже после вечеринки записывал самые удачные на бумагу».

В начале 1816 года Шуберт стал искать место учителя музыки и послал запрос в городок под названием Лейбах (сейчас он находится на территории Югославии и называется Любляна). Должность учителя музыки сулила ему куда большее жалованье, чем то, что он получал в отцовской школе. Но дело было не только в этом: молодого композитора привлекала возможность преподавать свой любимый предмет. Через месяц он получил из Лейбаха отрицательный ответ — его план потерпел неудачу. Между тем юноша все сильнее чувствовал, что он не в состоянии совмещать работу школьного учителя и композицию. К сожалению, записи, которые Шуберт заносил в свой дневник в течение 1816 года, практически не проливают свет на его подлинную жизнь со всеми ее проблемами. Эти несколько заметок написаны весьма сухим и чопорным официальным языком, столь не похожим на легкий и эмоциональный стиль его писем.
15 июня 1816 года Сегодня, впервые за несколько месяцев, я вновь совершил вечернюю прогулку. Что может быть приятнее, чем наслаждаться прохладой среди зелени — вечером, после жаркого летнего дня, когда прелесть зеленых полей между Берингом и Дёблингом ощущается особенно остро. У меня было так хорошо на сердце в обманчивом свете сумерек, вблизи сопровождавшего меня брата Карла. «Как прекрасно!» — подумал и воскликнул я, остановившись в восхищении. Близость кладбища напомнила нам о нашей доброй матушке. Так, печально-задушевно разговаривая, мы дошли до развилки дёблингской дороги.
Подобный тон мы находим и в описании торжеств в честь Сальери, связанных с празднованием пятидесятой годовщины его прибытия в Вену.

Выгодно — детский пеленальный комод купить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *