Влюбленность

1815 год, в течение которого Шуберт был загружен учительской работой и дни его, заполненные бесконечными уроками, проходили среди десятков маленьких школьников, толпившихся в их перенаселенной квартире, стал поистине выдающимся в творческом отношении.Шуберт всегда был плодовитым композитором, но на сей раз он превзошел самого себя. В тематический каталог О. Э. Дейча занесено около двухсот произведений, датированных 1815 годом. Следующий год оказался также очень плодотворным — более ста шестидесяти работ. Как восемнадцатилетнему юноше, занятому нелегким учительским трудом, удавалось Создавать столь выдающиеся музыкальные произведения (и в таком количестве!) — остается одной из самых непостижимых загадок в мире музыки.
Июль 1815 года был самым продуктивным месяцем в его жизни.
Всего за этот год Шуберт создал сто пятьдесят песен. Часть их ничем не примечательна, но большинство — очень хороши, а некоторые — просто превосходны. Среди самых выдающихся — две песни на стихи Гёте: очаровательная Heidenrösletn (Полевая розочка) и Nähe des Geliebten (Близость любимого), написанная в начале 1815 года.
Еще одна известнейшая песня Шуберта —Erlkönig (Лесной царь) — написана также в 1815 году, в октябре.
Нам остается только догадываться, что лежало в основе такого небывалого творческого подъема. Сама Вена с ее великим Конгрессом жила ожиданием перемен; новые друзья Шуберта были полны энергии, всячески поощряли его творчество, и их восхищение необыкновенно воодушевляло композитора. К тому же он, скорее всего, чувствовал огромную потребность отвлечься, вырваться из бесконечных серых будней классной комнаты, бежать от них в свой волшебный внутренний мир, в мир музыки.
Существует и еще одна возможная причина столь бурного взрыва творческой энергии: в это время он был влюблен — влюблен в первый и, если верить мнению большинства его друзей, последний раз в своей жизни. Да, друзья Шуберта утверждали, что любовь к Терезе Гроб была единственным по-настоящему серьезным лирическим увлечением в жизни композитора.
Антон Хольцапфель был знаком с Терезой Гроб — дочерью преуспевающей вдовы, владелицы небольшой фабрики шелковых тканей. По словам Хольцапфеля, ее семья была хорошо знакома со всем семейством Шубертов:
В день именин Терезы, примерно в 1811-м или 1812 году, когда молодежь устроила небольшой концерт в честь именинницы, я тоже был приглашен провести вечер в кругу ее семьи и друзей. Терезу нельзя было назвать красавицей, но она была хорошо сложена — статная и довольно полная девушка со свежим, по-детски округлым личиком. У нее было красивое сопрано, она была одной из лучших хористок в хоре Лихтенталя, и я с Шубертом и другими молодыми любителями музыки часто слушал ее. Шуберт написал для нее кое-что; в особенности мне запомнилось необычайно милое Ave C-dur.
Регентом лихтентальского хора был в то время господин Хольцер, изрядный пьяница, но основательный мастер контрапункта, у которого брали уроки музыки все братья Шуберта. Брат Терезы 1енрих, который после смерти матери взял в свои руки семейное дело и достиг значительных успехов как предприниматель, был хорошим исполнителем на фортепиано и органе, и таким образом дом Гробов был для нашего Франца доступным и важным.
Хольцапфель рассказывает также о письме, которое он получил от Шуберта в 1815 году и которое потом, к сожалению, было утеряно. В этом письме Шуберт исповедуется ему в своей любви к Терезе в самых возвышенных и восторженных выражениях.

Мы рекомендуем: куплю армированную пленку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *