Воспоминания Экеля

Мальчик, скорее всего, нарочно искажает библейские цитаты, передразнивая манеру своего отца.
Существует ряд воспоминаний, сохранивших для нас образ Шуберта в ту эпоху но, пожалуй, самое точное и яркое описание принадлежит Гeopгy Францу Экелю — еще одному приятелю Шуберта по семинарии. В 1858 году Георга Экеля попросили записать все, что он помнит о друге юности. В предисловии к своим мемуарам Экель подчеркивает, что, хоть он и не видел Шуберта со дня окончания конвикта, его образ «так жив в моей памяти, как будто с тех пор не прошло сорока пяти лет».
После окончания семинарии Экель продолжил обучение и стал доктором медицины. Возможно, именно поэтому его описание отличается большой точностью, и внешность Шуберта предстает перед нами во всех физиогномических и анатомических подробностях:
Фигура у него была невысокая, коренастая, ширококостная, с крепкими, хорошо развитыми мышцами, скорее округлая, чем угловатая; шея короткая и сильная, плечи, грудная клетка и таз широкие и изящно очерченные. Руки и ноги округлые, кисти и ступни маленькие. Его довольно крупный, округлый, резко очерченный череп был окружен копной густых кудрявых каштановых волос. Лоб и подбородок были особенно развиты и поражали не красотой, но силой и выразительностью.
Кроткие, если я не ошибаюсь, светло-карие глаза, сверкающие огнем в минуты возбуждения, были затенены заметно выдававшимися надбровными дугами и кустистыми бровями. Из-за этого, а также из-за привычки щуриться, присущей близоруким людям, они казались меньше, чем были на самом деле. Нос, средней величины, тупой, несколько вздернутый, сочетался с полными, плотно сомкнутыми губами. На подбородке — так называемые ямочки красоты. Цвет лица бледный, как у всех гениальных людей. Постоянное душевное возбуждение, присущее гению, проявлялось в его оживленной мимике: то в мощных складках на лбу и плотно сжатых губах, то в сверкающих глазах.
(Цвет глаз Шуберта биографы описывали по-разному: некоторые называли их серыми, другие — карими. Он постоянно носил очки, и их стекла, вероятно, несколько искажали цвет глаз, который, скорее всего, сочетал и серый, и коричневый оттенки.)
По словам Экеля, Шуберт выглядел оживленным, хотя это оживление более проявлялось в мимике и жестах, чем в словесных высказываниях, которые большей частью были краткими и ясными и свидетельствовали об изрядной доле юмора. Это качество Шуберта оставалось неизменным в течение всей его жизни: несмотря на то, что он проводил большую часть времени в компании шумных и разговорчивых друзей, сам он не отличался словоохотливостью. Его юмор, его одаренность и спокойная сила его характера притягивали к нему самых разнообразных людей, и он всегда становился центром любой компании.
К 1813 году Франц Петер настолько увлекся музыкой, что начал пренебрегать остальными учебными дисциплинами, и его оценки стали заметно хуже. Его дальнейшее пребывание в конвикте оказалось под вопросом.
В октябре 1813 года вышло постановление (подписанное самим императором Францем), разрешающее Шуберту и еще двум мальчикам-хористам продолжить обучение в конвикте при условии, что их успеваемость и прилежание останутся на прежнем высоком уровне. Документ гласил:
Пение и музыка являются только побочным делом, в то время как хорошая нравственность и прилежание в учебе — главное и являются непреложным долгом для тех, кто хочет пользоваться преимуществами, предоставляемыми стипендией.

Антена мимо узнать больше..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *