Шуберт и Шпаун

С Йозефом фон Шпауном (1788—1865) Шуберт познакомился в семинарии, где тот изучал право. Шпаун стал его самым близким другом. Несмотря на большую разницу в возрасте (Шуберт был на одиннадцать лет младше), Шпаун сразу заметил будущего композитора.
Я сидел первым во вторых скрипках, а Шуберт исполнял ту же партию, стоя позади меня. Очень скоро я стал отдавать себе отчет в том, что маленький музыкант далеко превосходит меня в ощущении ритма — он точнее попадает в такт. Это привлекло к нему мое внимание. Вскоре я заметил, что этот мальчик, выглядевший таким спокойным и невозмутимым, весь отдавался исполнению, всем своим существом растворяясь в прекрасной симфонии, которую мы играли.

Одаренный мальчик заинтересовал Шпауна. Однажды Шпаун заглянул в музыкальную комнату, где Шуберт в одиночестве играл моцартовскую сонату.
Видя мою к нему симпатию и уступая моей просьбе, он сыграл мне менуэт собственного сочинения. Он играл робко, залившись румянцем от смущения, но моя похвала приободрила его.
Мальчик рассказал мне, что втайне он часто переносит свои музыкальные мысли на бумагу, но его отец ни в коем случае не должен узнать об этом, поскольку он решительно не одобряет желания Франца посвятить себя музыке. После этого время от времени я тайком снабжал его нотной бумагой.
В это время появились первые разногласия между отцом и сыном: Франц Теодор, без сомнения, восхищался музыкальным дарованием Франца Петера, но он отдал сына в конвикт и позволил ему получить блестящее образование лишь для того, чтобы подготовить мальчика к карьере школьного учителя.
Шуберту пришлось временно уступить требованиям отца, но Франц Теодор и не подозревал, как много времени мальчик отдает музыке. В результате страдала школьная успеваемость. Франц Теодор был человеком консервативного склада, глубоко религиозным, строгим, но добросердечным. Не так просто понять, почему разногласия, иногда доходившие до ссор и скандалов, переросли в мучительный конфликт — ведь, казалось бы, оба, и отец и сын, в глубине души относились друг к другу очень терпимо.
Мать Шуберта Элизабет, по описаниям спокойная и любящая женщина, всегда оставалась в тени. Возможно, именно от нее Шуберт унаследовал чувство юмора и общительность. К сожалению, мы не располагаем о ней сколько-нибудь подробными сведениями. Она умерла в мае 1812 года, когда Францу было всего пятнадцать. Болезнью, сведшей ее в могилу, был брюшной тиф — тот же самый недуг, от которого позже умрет ее сын-композитор. Нам неизвестно, как пережил Шуберт смерть матери, но десять лет спустя он написал аллегорический рассказ под названием «Мой сон», где описывается смерть матери и горе, постигшее сына. Несмотря на то что эту аллегорию — типичное излияние в духе немецкого романтизма — нельзя назвать автобиографической, в ней чувствуется подлинная печаль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *