Преподавательская работа

Относительная неудача с постановкой «Вильяма Ратклифа» на сцене Мариинского театра не сломила решимости композитора идти в искусстве своим, выбранном в ранней молодости, путем.Преподавательская работа (почти 30 учебных часов в неделю), содержание (весьма хлопотное и ответственное!) приготовительного пансиона, семейные обязанности и, наконец, музыка — композиторское творчество, начавшаяся активная критическая деятельность, регулярное общение с друзьями-музыкантами, ставшее настоящей жизненной потребностью,— все это требовало железной самодисциплины и безусловно вырабатывало сильную волю и твердый характер Кюи. Необходимо отметить, что сочетание разнородных дел являлось вообще характерной чертой балакиревского кружка: Бородин был выдающимся ученым-химиком, Римский-Корсаков — многие годы служил по военно-морскому ведомству, а затем активно занимался педагогической работой, Мусоргский служил, правда, вынужденно вследствие больших материальных затруднений в различных государственных учреждениях, Балакирев постоянно занимался кипучей музыкально-общественной деятельностью, много выступал как пианист и дирижер.
Наверное, преодолению различных жизненных испытаний и затруднений помогала свойственная Цезарю Антоновичу еще с молодости несколько насмешливая ироничность и к себе и к окружающим. Эта черта характера порой сильно вредила композитору в его отношениях с людьми, причем даже с самыми близкими. Его иной раз считали желчным человеком, над всеми зло иронизирующим и старающимся побольнее уколоть. Действительно, это свойство характера Кюи не всем нравилось и далеко не всегда было оправданным. Но как всякий человек, Цезарь Антонович имел не только сильные качества…
Относительная неудача с постановкой «Вильяма Ратклифа» на сцене Мариинского театра не сломила решимости композитора идти в искусстве своим, выбранном в ранней молодости, путем. Летом 1869 года, еще до своего печально «знаменитого» письма, Цезарь Антонович предпринял поездку в Германию. Одной из главных целей путешествия, а он в течение многих лет часто проводил свои летние отпуска за границей, было желание Кюи напечатать клавир оперы «Вильям Ратклиф» в нотопечатне Карла Готлиба Редера, основанной в Лейпциге в 1846 году. Впоследствии именно эта фирма, правда принадлежащая уже другим владельцам, будет выпускать продукцию издательства, основанного Митрофаном Петровичем Беляевым, виднейшим отечественным меценатом, много сделавшим для пропаганды русской музыки и моральной и материальной поддержки русских композиторов, особенно талантливой молодежи.
Цезарь Антонович предполагал вначале выпустить клавир «Ратклифа» тиражом в 500 экземпляров, однако высокая стоимость типографских расходов, оплаты за перевод и аранжировку музыки для фортепиано заставили его ограничиться выпуском в свет только 300 экземпляров, причем цена и этого тиража все же составила 900 рублей, сумму для того времени весьма немалую. Кюи переживал, что с учетом всех расходов на издание и доставку тиража в Россию каждый экземпляр клавира будет стоить довольно дорого, не меньше пяти рублей.
На композитора «громадное» по представлениям тех лет предприятие Редера (в его ното-печатне и гравировальне работало 200 рабочих) произвело сильное впечатление. В ведении переговоров с владельцем фирмы Цезарю Антоновичу активно помогала Мальвина Рафаиловна, немка по национальности, прекрасно владевшая немецким языком, который Кюи, очень хорошо говоривший по-французски, знал плохо. Раньше, еще в Петербурге, как это было тогда принято, композитор издал в виде отдельной брошюры либретто своей оперы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *