Петербургская консерватория

Петербургская консерваторияПетербургская консерваторияС 1861 года главной заботой Рубинштейна стала Петербургская консерватория — первая в России. Рубинштейн принимал участие в ее основании, был ее первым директором и собрал внушительный состав профессоров. Ему приходилось преодолевать сильное противодействие со стороны «русской пятерки» — Балакирева, Бородина, Кюи, Римского-Корсакова и Мусоргского, смотревших на Рубинштейна с подозрением и враждебностью. Они ставили себе целью создание русской школы и утверждали, вполне справедливо, что Рубинштейн в эстетическом отношении является носителем консервативного немецкого духа. Рубинштейн был космополитом, хотя, подобно многим русским, всегда тяготел к своей родине. Однажды он с усмешкой заметил, что немцы называли его русским, а русские — евреем. Этот русский еврей с музыкальными пристрастиями тевтона не стеснялся своего консерватизма. Он был реакционером, насколько это возможно для музыканта; и хотя он постоянно посещал Веймар, но ко всему, что олицетворял этот город и что отстаивал Лист, он относился отрицательно. В своей автобиографии он дает понятие о своих музыкальных вкусах:
[Что же касается способности разных наций понимать музыку, то я думаю, Германия сегодня стоит во главе всего музыкального мира. И это несмотря на то, что ее разъедают патриотизм, цезаризм и чувство собственного превосходства. Для культуры плохие перспективы у нации, столь увлеченной своими штыками и своим единством (эти пророческие слова были написаны в 1889 году. — Г.Ш.); но несмотря на это приходится признать, что немцы — самая музыкальная нация в мире…
И теперь, с Бисмарком в политике и с Вагнером в искусстве, когда все идеалы рушатся, для музыки наступает критический момент.] Умение, техника идут вперед страшными, громадными шагами и убивают творчество. Как хотите, но это мое убеждение. Последняя нота написана в Музыке Шопеном.
Между нынешним состоянием музыки и живописью XVIII столетия есть некоторое сходство. Живопись цвела в XV, XVI, XVII столетиях, а в XVIII пала в ничтожество… Музыка находится теперь в таком же состоянии застоя. Быть может, впоследствии из этого что-либо выйдет; я, правда, не думаю, но, может быть, и выйдет. Но что выйдет и когда выйдет, всего этого мы не знаем. То, чем мы восторгались, любили, уважали, преклонялись, — все это с Шопеном закончилось.
В знак протеста против такой философии и против Петербургской консерватории Балакирев основал Бесплатную музыкальную школу (противопоставив ее одобряемому и субсидируемому Двором учреждению Рубинштейна). Но выжила и процветала именно Санкт-Петербургская консерватория, наряду с Московской. Последняя была основана младшим братом Рубинштейна, Николаем, в 1866 году. Сам Николай был прекрасным пианистом. Ученик Куллака, он мало играл на публике, но считалось, что он почти не уступает своему знаменитому брату. Антон говорил, что если бы Николай занялся этим всерьез, он был бы лучшим пианистом из них двоих. Что эти слова не просто знак братской привязанности, подтверждает такой знаток, как Эмиль фон Зауэр, один из лучших учеников Листа. В 1895 году он дал сравнительную характеристику братьев:
Трудно сказать, кто из них был лучшим пианистом. Как внешне они были непохожи друг на друга — один темный, почти до черноты, другой белокурый, — так непохожа была и их игра. Исполнение Николая напоминало Таузига, но было более теплым и импульсивным. Возможно, Антон Рубинштейн был более вдохновенным артистом, но его игра была неровной. Николай же всегда — и на публике, и в домашней обстановке — был одним и тем же и всегда сохранял один и тот же уровень совершенства.
Николай возглавлял Московскую консерваторию вплоть до своей смерти в 1881 году. Но Антон в 1867-м оставил Санкт-Петербургскую. После двадцати лет, посвященных концертам, сочинительству и дирижированию, он вернулся туда в 1887-м. Окончательно он удалился от руководящей деятельности в 1891 году. На протяжении последних четырех лет в консерватории он возобновил свои исторические концерты для студентов. Каждую среду, в течение тридцати двух недель, он играл новую программу и сопровождал концерт рассказом об исполняемой музыке. После 1891 года он поселился в Дрездене, где занимался со своим самым знаменитым учеником — Иосифом Гофманом. Его последний концерт состоялся в Санкт-Петербурге 14 января 1894 года. Умер он в том же году 24 ноября.
Им написано огромное количество музыкальных сочинений, из которых практически ничего не сохранилось в концертном репертуаре Запада. В России, однако, его ре-минорный Концерт и опера «Демон» все еще исполняются. Но большинству его фортепианных и оркестровых произведений, камерной музыке и романсам суждено, по-видимому, пребывать в продолжительном отпуске, пока не произойдет какой-нибудь неожиданный сдвиг во вкусах. Его «Каменный остров» и фа-мажорная «Мелодия» выжили в качестве фоновой музыки; в отличие от них, забыты соль-мажорный Концерт и Виолончельная соната, этюды «Staccato» и «Фальшивые ноты» и даже очень популярная некогда симфония «Океан».
Но память о его исполнительстве живет во множестве слов, написанных о нем. И проживи он еще десяток лет — ведь он умер всего шестидесятичетырехлетним, — он мог бы оставить нам записи своей игры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *