Аналитическое обобщение

В заключение приведем аналитическое обобщение, касающееся художественного «хронотопа» на примере песнопений Н. Черепнина, относящихся к всенощной, вернее, Вечерне. Только один из них — «Блажен муж» — принадлежит к антифонному жанру, остальные — «При-идите поклонимся», «Благослови, душе моя, Господа», «Ныне отпущаеши», «Богородице Дево», «Свете тихий» — не имеют к нему отношения. Однако идеи пространственности как особого использования художественного времени везде дают о себе знать как часть метода Черепнина.Как проявляется искусство слышания древнего текста? Что придает ему черты ныне существующего живого организма — зарождающегося и развивающегося?
Во-первых. Пространственность ощущается благодаря гибкому сочетанию трех измерений — горизонтали, вертикали и глубины. Продемонстрируем это на «Ныне отпущаеши» (№ 3): горизонтально-протяженная мелодическая линия (senza ritmo) — основа тематизма пьесы; ее выразительность подчеркнута basso solo, поддержана дублировкой (S + Т) и «ленточной» аккордикой (S + А + Т). Вертикальный аспект музыкального пространства формируется не сразу: он развивается наслоением партий и достигает вершины (на словах: «Свет откровения языков…»), образуя плотную восьмиголосную ткань, которая затем постепенно рассредоточивается до исходного состояния. Наконец, глубина музыкального пространства ощущается благодаря неодноплановости, то есть наличию рельефно-фоновых компонентов, присутствию своеобразного lontano. Отдаление, фон дают педали (октавные, квинтовые), как и дублировка ведущей мелодии. Диатоническая, в целом, среда, нарушенная внезапным вторжением яркого гармонического «света» (альтерация, звукоряд), способствует «расстановке» вышеописанных музыкальных элементов в музыкальном пространстве.
Такого рода приемы музыкального распределения материала применяются Черепниным не только в «Ныне отпущаеши»: они экспонированы в № 1, развиты в № 5, имеют место в № 6. Особо хочется указать на вертикальную конструкцию в песнопении «Богородице Дево». Как в иконописи «вытянутость» ликов — характерная черта древнерусского искусства, так и здесь устремленность ввысь, достигаемая плотной гармонической структурой (шести-семиголосие) — основная черта музыкально-пространственного образа.
Во-вторых. «Пространственнизация» происходит благодаря художественному сочетанию дискретности, то есть разделенности, и континуальности — протяженности, непрерывности. Черепнин формирует, с одной стороны, «поток» музыкальных событий, а с другой — расчленяет его на слышимые подпространства музыкальных явлений. «Повествовательное пространство» (Лихачев) псалма— «Благослови, душе моя, Господа» — наилучшим образом способствует этому. Вариантный припев Псалма № 103 музыкально расчленяет форму, но не будучи выделенным тематически, гармонически и фактурно, он вливается в общий поток музыкального повествования, образуя единое пространство (фактически это «подпространство») со стихами. Диатоническая гармония (си мажор), исполненная тонических педалей, линеарных аккордов, плагальных оборотов, объединяет специфическим ладовым фонизмом всю звучащую ткань.
В-третьих. Пространственности музыкального образа способствует и то, что называется «тембризацией» (Никольский). Оркестр человеческих голосов, состоящий из soprani, alti, tenori, bassi, дифференцированный к тому же внутри партий, — это богатые и мобильные ресурсы для четвертой координаты, то есть времени.
Изменение состояния «предмета» — музыкальной ситуации — ощущается во многом через изменение хорового состава, а именно через включение или выключение то одинаковых, то совокупных тембров. Таким образом, «толщина по четвертой координате» постоянно варьируется, что придает музыкальному звучанию живость и подвижность. Приводя сравнение с растительным организмом — кустом, — Флоренский очень тонко обобщал: «Ритм его жизни, его зазеленение и зимняя спячка, появление и исчезновение цветов, весь этот процесс, как музыка образа, бесконечно полнее и прекраснее, чем обособленно взятый цветок» (курсив мой. —Н. Г.).
Этим циклом Н. Черепнина — песнопениями из Вечерни — мы хотели не закончить, а по сути, начать разработку проблемы пространства-времени, которая, несомненно, существует в произведениях композиторов духовной музыки как «невыговоренная» поэтика.
Итак, своеобразие, оригинальность, свежесть формотворчества, коренящиеся в искусстве древних песнетворцев, не могли исчезнуть в произведениях композиторов Нового направления. Разнообразие, изящество, совершенство, свойственное осмогласным композициям, «антифоном» откликнулось в художественных творениях композиторов, искусно синтезирующих старое и новое, Свое традиционно-национальное и свое нетрадиционно-авторское.

аренда катка вибрационного, ооо в санкт-петербурге | завод бетонных изделий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *