Начало «пространственности» в духовной музыке

В итоге важным представляется установить музыкальный «образ пространства», возникающий как синтезирующий на основе вербального и звукового текстов.
1. Антифонное пение, появившееся в Греции, а затем в Италии, было началом «пространственности» в духовной музыке.«Антифон был введен св. Игнатием Богоносцем, а по другому преданию — Иоанном Златоустом». Антифонное пение утвердилось во всенощной и литургии — в определенных жанрах песнопений; оно проникло в различные службы, содержащие пение в разных точках храма (в алтаре, в притворе, на кафедре) в «диалоге» с хором (на клиросе).
Какие канонические жанры сохраняют антифонность как попеременное исполнение правым и левым клирами музыкального текста песнопений?
Всенощное бдение хранит эту традицию. Эта практика зафиксирована, например, в Обиходе при высочайшем дворе употребляемого (1900); в Обиходе Троице-Сергиевой Лавры; в Обиходе Кастальского. Заметим, что современная монастырская практика удерживает, например, пение Первой кафизмы на три антифона: первый антифон поется по субботам на 8-й глас, второй и третий антифоны поются на текущий глас (см. Нотный сборник Всенощное бдение / Сост. архим. Матфей. 1999).
Антифонное пение предусмотрено и для ряда существенных песнопений, например: «Блажен муж», «Господи, воззвах», Степенны, Хвалитны псалмы. Можно заметить, что согласно современной практике — при наличии хоровых возможностей — антифонность раздвигает свои границы и распространяется на ряд строфных песнопений (например, псалом 33).
Композиторы Нового направления, работая в подобных жанрах, создали произведения, которые, с одной стороны, отразили практику пения на два хора (например, двухорное «Во царствии Твоем» из литургии Рахманинова); с другой — написали песнопения, которые в рамках однохорного исполнения «изобразили» внутреннюю антифонность (например, «Во царствии Твоем» из Страстной Седмицы Гречанинова). Так возникает проблема анализа пространственности в музыкальном тексте, проблема создания художественными средствами желаемого сонорного эффекта — вне диспозиции хоровых групп. Как это удается достичь в пределах антифонных и неантифонных жанров — предмет последующего повествования.
Кастальский в песнопении «Блажен муж» (по напеву Московского Успенского Собора), которое он сам считал удачной обработкой обиходного напева, создает ощущение антифонности, прибегая к хоровым силам одного лика. Переклички клиросов слышны в мелодии, которая постоянно «вьется» (Кастальский), то есть переходит из голоса в голос; они подразумеваются в гармонии, явно отделяющей стихи от припевов путем смены аккордики и аккордосочетаний; попеременность отражается в фактуре, активно варьирующей плотность, насыщение музыкальной ткани.
«От юности моея» (№ 58) Кастальского — другой образец антифона, в котором ощущение пространственности становится особенно явственным при сравнении с древними образцами. Так, степенна из Валаамского обихода (перелож. архим. Матфея) — это 3-строфная структура, основанная на повторной речитативно-мелодической попевке и обрамленная простейшей, также неварьированной гармонией. На основе гласового антифона создан образ созерцательный и застыло-неподвижный.

фланец свободный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *