«Драматургия» службы

Приведем некоторые анализы.
Как удалось, например, Чеснокову создать «цельную по настроению, ценную по содержанию и доступную по исполнению» Литургию Св. Иоанна Златоуста ор. 42, которая встала в ряд других его циклов, — Литургия Св. Василия Великого ор. 15 (1907), Литургия Преждеосвященных ор. 24 (1909).То «музыкально-художественное начало», которым он руководствовался при создании этого произведения (ор. 42), проявилось, на наш взгляд, лишь в ряде пьес, как-то: Херувимская песнь — средоточие линеарной пластики, мелодико-гармонического «припевания»; «Милость мира» с прекрасно-возвышенным «Тебе поем»; причастен «Хвалите Господа с небес», стягивающий на себя всю линию музыкального развития. Как всегда глубокое по содержанию и мастерское по письму, это сочинение Чеснокова действительно целостно по музыкальному замыслу.
Согласно храмовому «действу», задумана и осуществлена «драматургия» этой службы. От простых и сдержанных средств первых номеров, композитор переходит к напряженно-экспрессивной выразительности. «Точками отсчета», образующими некую рондообразность, являются ектений, звучащие в одной тональности. Народное пение заменяют авторские «Верую» и «Отче наш», решенные, однако, в нарочито упрощенной манере, соответствующей жанру песнопения.
«Опростившись технически», — что значат эти слова Чеснокова? Ладовая организация, не претендующая на гласовую модальность и возрождающая мажор и минор; диатоника с незначительной дозой модуляционного хроматизма; имитационная и легкая подголосочная полифония, сочетающаяся естественно с терцовой аккордикой, — все это создает тот духовный настрой и красоту, которые имманентны таланту Чеснокова.
Заметим также согласованность макро-высотных уровней песнопений — качество, мало характерное для «эклектических» циклов. Макро-тоникой произведения можно считать Ре мажор, сочлененный с Соль мажором, что особенно явствует из экспозиционного и заключительного разделов. Появление в дальнейшем последования миноров, более или менее контрастирующих — a-h-fis, — как и эффектного кульминационного Ми мажора в «причастном», создает целостный и функционально определенный тональный план. Таким образом композитор достигает единства цикла, не прибегая к композиторским «хитростям» и «изыскам».
Другой пример стилистически однородного цикла — «Всенощное бдение» ор. 26 Никольского (1908). Состоящее из девяти номеров (добавления: «Покаяния отверзи ми двери» из ор. 7 № 1 и «На реках Вавилонских» из ор. 7 № 2), это произведение содержит только «изменяемые» песнопения, относящиеся к «главнейшим». В отличие от предыдущего цикла, композитор сочетает в одном opus\’e «переложения» (греческий роспев, гласовая мелодия степенны) и «сочинения».
В свое время Никольский, выступая с идеей духовных концертов и их задач, ратовал за то, чтобы «занять позицию выставок», «быть отраслью искусства не ниже других, а равной им». Одним из лучших церковных композиторов Никольский считал Чеснокова: «не стилизует только, а подлинно творит», «богатство и смелость современных средств музыкального искусства» (там же).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *