Волнообразность формы

Эти соображения вполне соответствуют такому мастерски выполненному сочинению, как «Да воскреснет Бог» (стихиры Пасхи), ор. 24 № 2, Никольского.Названный самим композитором «концерт» (см. Каталог-Указатель…), этот опус, поемый на Светлой Седмице, полон радостных и ликующих чувств: «Христос воскресе из мертвых смертию смерть поправ…». Не будучи прямо ориентированным на известную обиходную стихиру (по старинному напеву), этот хоровой концерт естественно впитал ее интонационну сферу. Особенно ясно это представлено в начале — мелодический мотив «Да воскреснет Бог»:

четырехголосное фугато с постепенным ритмическим увеличением (альты — в четвертях, тенора — в четвертях, высокие басы — в половинках, низкие басы — в целых нотах).
Не менее выразительно подан тропарь «Христос воскресе» — в конце, в заключении всей стихиры, а именно в «соборном» туттийном звучании, громко и ликующе. Интонационная ситуация очень напоминает оркестровый «Светлый праздник» Римского-Корсакова, где звучат те же напевы (и в той же последовательности). Как и в Воскресной увертюре, Никольским введен «колокольный материал», вырастающий из центральной интонации и переходящий в праздничный гармонический «трезвон». Интонационно-мелодическое единство формы находит отклик в ритмике стихиры: там, где нет буквального сходства с обиходными попевками, просвечивает канва ритма, ассоциативно поддерживающая связь в первоисточником.
В целом эта большая повествовательная форма находится в беспрерывном становлении, в котором текстомузыкальные блоки, дискретно отделенные, не лишают целого его континуальности. Более того, здесь действует определенный ритм формы, подчеркнутый, прежде всего, темповыми обозначениями в крупном плане и метризованностью или senza ritmo в малом.
Волнообразность формы — с итоговой восходящей волной — выявлена всеми средствами, но особо выразительна тембровая и фактурная ее сторона. Никольский мастерски владеет «оркестром человеческих голосов», реально выдвигая, как и положено в концерте, одни и пряча другие, разреживая фактуру до одно- двухголосия и сгущая ее до семиголосия (нельзя обойти вниманием тщательно распределенную динамику и ряд артикуляционных эффектов).
Гармония скорее создает фоническую «среду» для обитания темб-роинтонирования, чем имеет самостоятельную драматургическую функцию. Однако диатоническая тональность (ля минор) временами окрашена модально (например, ре-диез и соль-бекар), прочно сохраняет простоту и торжественность модуса, играющего переменно-функциональными красками, колокольностью резонирующих педалей.
Индивидуально интерпретирует жанр «причастна» Никольский в произведении «Совет превечный», сочетая в его внутренней форме старое текстовое содержание с новым музыкальным его слышанием. Результат — самостоятельная тексто-музыкальная форма, аккумулирующая древние суровые унисоны и элементы гласовой ладовости, гармоническую тональность — с оригинальными гармоническими последованиями. А медленно-быстрый темп, соответствующий двухчастной композиции, почеркнутый, кстати, соответственно метрической и аметрической ритмикой, создает quasi-свободную форму, направленную на создание таинственно-вневременного звукового образа — радостного, величавого и торжественного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *