«Свободное» сруктурирование форм

Много интересных подробностей можно обнаружить, если сосредоточиться на других «Верую» — в частности, Гречанинова, который открыл миру совершенно новые формы звучания и развития музыкального текста (например, в Демественной литургии № 3, ор. 79 — для тенора или сопрано в сопровождении оркестра, органа и арфы).Формы без припева, имеющие повествовательный характер, обнаруживают не только «свободное» сруктурирование, но и построение, связанное с некоторыми традиционными приемами.
Формы типа «строфной» (куплетной) обнаруживают специфический принцип «парности». Примечательна мысль Металлова: «Строфы и большие ритмические группы попевок в свою очередь образуют между собой рифмование, так что нередко песнопения знаменного роспева по своему ритмическому строению представляют собой произведения замечательного художественного творчества в отношении его формы». Эта структура характерна для обиходных «Верую», «благословлю Господа», «Отче наш», молебного пения.
Такого рода парно-строфические, «рифмованные» формы нередко решительно преобразуются композитором с помощью тематического материала, гармонии и фактуры, например: «Верую» и «Отче наш» Чеснокова (ор. 42), «Символ веры» и «Молитва Господня» Никольского (ор. 31), «Символ веры» Ипполитова-Иванова (Литургия ор. 37).
К нарративной форме без припева можно отнести и Великое Славословие. «Это — особенная, довольно длинная, хвалебная песнь Пресвятой Троице. Великое славословие начинается словами Ангелов, воспевающих Спасителя при Его рождении: «Слава в вышних Богу…» и оканчиваетя трисвятою песнию: «Святый Боже…». Сравним, какие приемы создания этого «длинного» молитвословия применяют композиторы.
«Великое славословие» Ипполитова-Иванова (из Всенощной ор. 43) формируется как результат взаимодействия всех музыкальных параметров — звуковысотной системы, ритмических ресурсов (включая и темповые изменения), дифференцированной динамики (pp-p-mf-f-fì). По ходу становления этой большой формы, основанной на тематически изменяющемся материале, композитор охотно привлекает модуля-ционность (тональности, близкие к исходному Си-бемоль мажор и конечному соль минор), означая различными тональными красками и темпами блоки словесно-музыкального текста. Фрагментируя его, выстраивая в смысловую последовательность, автор не лишает звучание и музыкальной целостности. Этому способствуют сходные мелодические обороты, аккордовый фонизм, тональная взаимосвязь, etc. Если сравнить сочинение Ипполитова-Иванова с обиходным пением, то явно обнаружатся антиномические пары: повторность — неповторность, устойчивость — неустойчивость, ровность ритма, темпа и динамики — процессуальные колебания этих параметров.
«Славословие Великое» Панченко — это свободное переложение знаменного роспева (о чем предупреждает автор). Композитор мыслит совсем в иных категориях, отсылающих к прошлому, отстраняющих от настоящего. Ровность звука, темпа, ритма, как и единство аккордовой фактуры, диатонической гармонии — все это создает образ, близкий народному пению. Строчная форма, поддержанная несимметричным ритмом, развивается «не торопясь», слегка варьируясь в речитации и певучести, в опорных тонах и конечных аккордах. Форма Панченко основана на идее неторопливого «развертывания» избранной группы попевок, сдержанной и несколько абстрактной эмоции — в отличие от формы Ипполитова-Иванова, эмоционально отзывчивой и драматургически направленной.

Добавить комментарий для REMONTMn Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *