Музыкальное толкование больших форм

Приведем также сочинение Н. Черепнина «Блажен муж», изданное в сборнике под ред. Н. Кедрова в Париже. Композитор точен в оношении к первичной модели запевно-припевной формы (6 стихов и б припевов 4- славление), и не только не нивелирует ее, но, наоборот, ясно демонстрирует.Пространственность, изначально заложенная в этот первый антифон 1-й кафизмы, выявляется через поочередное исполнение тек-сто-музыкальных блоков. Черепнин, возможно, стремится к стилизации изначальной схемы, не отказываясь при этом от ее внутреннего преобразования.
Прекрасные образцы большой формы — во Всенощной Рахманинова («Блажен муж», знаменное «Благословен еси, Господи», «Величит душа моя Господа», знаменное Славословие великое). Эти формы характеризует как смысловое, так и структурное своеобразие, отличное от форм светской музыки композитора.
В пении на литургии — по линии нарастания «драматургии», если дозволено так выразиться, располагаются такие развитые формы, как Блаженны — Херувимская — Символ веры — Канон Евхаристический, — жанры, каждый из которых имеет свою внутреннюю организацию, отвечающую чинопоследованию и священному тексту. Центральная часть литургии, «Милость мира», — это целостное большое «диалогическое», словесно-музыкальное последование, состоящее из отдельных, но тесно связанных малых форм с песнопением «Тебе поем» в кульминации.
Высоким художественным достоинством обладают литургийные крупные формы, принадлежащее перу Кастальского (например, его «Милости мира» — сербская № 1, знаменная №№ б, 10, Ипатьевская № 14); Гречанинова (Символ веры — из Литургии №№ 1 и 2, а также «Отче наш» орр. 80, 107); Шведова (особенно «Верую», «Милость мира»); Панченко (например, «Во царствии Твоем»); Рахманинова («Во царствии Твоем», «Милость мира» с «Тебе поем»).
Большая форма играет существенную роль в службах годичного круга. Если жанровые формы Постной Триоди полны покаянного чувства и скорбного богомыслия (см. соч. Гречанинова и Никольского), то Цветная Триодь, наоборот, исполнена светлых, радостных и ликующих песнопений. Пасхальный канон (например, Никольского — op. 37), Стихиры Пасхи (его же, а также Глазунова, Яичкова) — богатый, красочный и динамичный материал.
Сравнивая музыкальное толкование больших форм, попытаемся выяснить те «энергетические» силы, те стилистические приемы, которые функционируют в расчете на художественно-смысловую задачу и величину конструкции в связи с определенным назначением в церковных службах. Проблема классификации осложнена выбором основания для распределения этих форм по определенным классам явлений. Наиболее вероятным в нашей ситуации представляется группировка больших форм по структурному принципу, а именно по принципу наличия/отсутствия в них припева как существенного композиционного компонента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *