Форма-повествование

Архангельский в своем сочинении «Взбранной воеводе» (из цикла Пение всенощного бдения для четырехголосного хора, 1916 г.), ориентируясь на строчную конструкцию, слышит песенно-повество-вательную форму, в которой ни та, ни другая повторность не имеет места. Однако классический гармонический план — исходный и заключительный этап, серединное развитие — вырисовывает некую трехчастность европейского типа.Никольский сочиняет «Взбранной воеводе» (Неизменяемые песнопения из Всенощного бдения ор. 26, 1908) по-своему. Во-первых, композитор иначе слышит строчное деление, укрупняя блоки текста, подчиняя их музыкальному становлению. Во-вторых, он формирует некое двухчастие средствами мелодии, гармонии и фактуры (G-C тональный план), в котором конечная попевка превращается в развитый каданс (C-a-e-G). В результате форма приобретает торжественно-динамичное звучание, в котором повторность если и есть, то лишь в речитативно-попевочных оборотах. Обиходная повторность, носящая механический характер, снимается, и песнопение приобретает радостный торжественно-гимнический характер.
Итак, сравнив толкования песнопения «Взбранной воеводе», замечаем различную степень авторского инициирования в процессе формотворчества. Но, пожалуй, самым выдающимся образцом этого жанра является «номер», созданный Рахманиновым, в котором греческий роспев не «помешал» художественному мастерству, венчающему пение на Всенощном бдении.
Малая форма — область достаточно широкого диапазона поисков: от форм, подобных обиходным песнопениямя, до форм, отталкивающихся от них; движения от канонически-традиционного к стилистически своеобразному решению.
Обращает на себя внимание форма-повествование, то есть такое музыкальное толкование текста, которое содействует живому становлению образа, душевного состояния, восприятия смысла. Интересные образцы содержат сочинения Гречанинова, Шведова, Ребикова, Панченко. Эта тенденция будет особенно характерна для «больших форм», дающих возможность для музыкального озвучивания событийно-эмоциональной стороны текста. (Но об этой стороне композиции — несколько позже.)
Композиторы Нового направления обогатили духовно-музыкальное творчество мастерской интерпретацией малой формы песнопений, не лишая их строгости и «абстрактности», но, наоборот, оживляя их духом высокого — умного и сердечного сосредоточения.
4.2. Большие формы
Гимнография — жанр — форма — эти ступени духовно-музыкального творчества, взимосвязанные и взаимозависимые, всегда сосуществовали и всегда определяли поэтику композиции. Принципы формообразования, заложенные в знаменном роспеве, в известной мере нивелированные к началу XX века, подверглись теоретической практической реставрации в «новейшей церковной музыке». Эти принципы, как подчеркивал А. Никольский в своем труде «Формы русского церковного пения»5 суть такое устройство богослужебного пения, которое возникло и развивалось вне воздействия светских музыкальных законов. «…В церковном пении текст, как нечто неотделимое от музыки, оказывает весьма сильное влияние на форму песнопения». Возникла каноническая система, которая в своем инварианте действует и по сей день, наполняясь стилистическими вариантами, конкретными co-временными музыкальными образами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *