Композиционный замысел песнопения

Чесноков в песнопении «Тропари воскресные: Ангельский собор…» (из Всенощного бдения ор. 44) мыслит и «звукосозерцает» как общность и соборность, так и единичность, личностность молящихся, включая и свой голос.Вариантность, охватывающая высотность, тембр и фактуру, — характерная черта сонорного облика тропарей Чеснокова. Малый знаменный роспев — строгий, аскетичный и даже «абстрактный» — облекается каждый раз в живую плоть музыкальной ткани. Как и Чайковский, Чесноков погружает напев в однотональную гармонию — ля минор, в котором господствует натуральный звукоряд, лишь слегка измененный (соль-диез, фа-диез). Устойчивость «конечного тона», идущая от напева, не будучи снятой или замененной, отчасти колеблется за счет альтернативного .До мажора, временами захватывающего музыкальное пространство.
Вариантность проникает и в малый, и в более крупный план гармонии: сходные строки и попевки могут озвучиваться разной аккордикой и разным тембровым составом (от одного до шести голосов). В результате форма приобретает живое дыхание и движение. Этому способствует и пространственный параметр — звучание тембровых групп и всей хоровой массы голосов, «партесная» имитация музыкального материала строк на «Аллилуйя». Таким образом, гармонизация древнего напева — это не только «облачение» его в многоголосие, но и фактурно-тембровая разработка общего звучания. Характер последнего отличается строгостью и сдержанностью при изысканности и художественности индивидуального решения Чеснокова.
Как поступает Рахманинов с тем же малым знаменным роспевом?
«Благослови еси Господи» из Всенощного бдения ор. 37 — вдохновенное молитвословие, глубина и искренность чувств которого соответствует красоте и мастерству музыкального воплощения. Партитура, сохраняющая мелодическую первооснову, — красочная храмовая живопись, вобравшая все оттенки разнотембрового колорита в чистых и смешанных тонах. Канонически следуя образцу — высотный уровень (ре-конечный тон), исоны (на ре, ля), строчное деление, запевно-припевная форма, господствующая диатоника — композитор привлекает все богатство мелодико-полифонических и фактурно-тембровых средств, мудро распределяя их в звуковом времени-пространстве. Высотная организация настолько слита со всеми музыкальными параметрами, что с трудом обособляется, хотя и во многом «режиссирует» музыкальный процесс. Сохраняя интонационное ядро архетипа как главенствующее и своего рода «тоникальное», Рахманинов расширяет звуковые ресурсы путем тонально-модальной организации. Область интонирования включает не только материал всей «церковной гаммы» (с тонами си — cu-бемоль), но и вводит дополнительные квартовые шаги (си-бемоль — ми-бемоль —ля-бемоль),—то создавая «инакость» гармонического оформления, то возвращаясь к первоначальным звукообразам.
Композиционный замысел песнопения, в отличие от исходной мелодии (как и решения Чайковского), подчинен закону музыкального становления, развития, движения, в котором принимают участие все средства выразительности, результатом чего является уникальный художественный образ, по музыкальным достоинствам превосходящий многое созданное ранее.
Завершая рассмотрение знаменных гармонизаций — области постоянных композиторских изысканий, — выскажем предположение: потенциал этих древнейших образцов народного творчества настолько велик и неисчерпаем, что позволяет продолжать поиск и по сей день…
Итак, прикоснувшись к «живым образам» — музыкальному воплощению молитвословий, — попытаемся сформулировать некоторые выводы:
• С наибольшей полнотой то, что мы поименовали как «модальная тональность», представлено в переложениях знаменного роспева, хотя это и не исключает сочинений, стилизационно близких первым.
• Синтез старинной мелодии и «новой» гармонии, одноголосия и многоголосия породил особый тип ладо-гармонической системы, конструктивные принципы которой сочетают в единстве эти два начала.
• Своеобразие музыкальной системы — результат индивидуального «звукосозерцания», а сами музыкальные произведения — синтез выразительных средств прошлого и настоящего.
«Духовный организм России создал, — писал И. Ильин, — свой особый язык, свою литературу, свое искусство». Этот «свой особый язык» живет и в возрожденных духовно-музыкальных творениях.

банкротство юридических лиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *