Киевский роспев

Киевский роспев (сокращенный) песнопения «Свете тихий», прекрасно воспетый Кастальским, Чесноковым, Рахманиновым и др., предстает здесь в различных гармонических ипостасях. На что наталкивает мелодия? Заключенная в малое «терцовое согласие» (по Смоленскому), то есть состоящее из пермутации трех звуков, она «наводит» на переменный лад (ре-фа), который в дальнейшем тонко гармонически дифференцирован и детализирован Кастальским в четырехголосной фактуре.

шкаф купе сборка дверейЧесноков (ор. 27 № 3) придерживается такого же толкования роспева, а именно переменности в области функционально-гармонических отношений, но распределяет мажоро-минорные краски «крупным мазком» (а не дробным!). Кроме того, впечатляет его манера инструментовки мелодии — озвучивание ее тембрами разных голосов при сохранении четырех-пятиголосной фактуры.
Киевский роспев употребителен и в жанре «Ныне отпущаеши»: Кастальский, Гречанинов, Кедров-сын создали варианты своего слышания этого молитвословия. Заметим, что современный Обиход (вернее, Октоих) включает это неизменяемое песнопение в гармонизации, близкой «капелльскому» Всенощному бдению (под ред. Римского-Корсакова). Вмещенный в квинтовый звукоряд, этот напев утвердился в диатонической гармонии, насыщенной «внутренней» параллельной переменностью.
Кастальский в одном из своих «Ныне отпущаеши» (№ 1 — демеством, № 2 — мелодия старинной рукописи, № 3 — киевский роспев) полагает этот киевский роспев в многоголосную фактуру для большого хора. Мастер хоровой фактуры и сонорных эффектов, композитор не «погрешает» против диатоники роспева. Помещая ее в раму мелодического минора (до минор), проникающего во все голоса сопровождения, композитор умело сочетает модальный и тональный потенциал. Звучание пустых квинт, унисонов и октав, как и педалей-исонов, возводит дух к седой старине, а звучание трезвучий, септаккордов в линеарных и функциональных последованиях соотносит с сегодняшним днем. Органично формируется синтез подсистем мелодии и гармонии, в котором структурная роль принадлежит скорее тональности — с ее выраженными каденциями, динамикой звуковысотного становления.
Примечательна также гармонизация киевского роспева «Ныне отпущаеши», сделанная Гречаниновым. Композитор, частично сохраняя идею переменности, акцентирует не минор, бытующий в обработках этой мелодии, а мажор (До мажор). Это создает с самого начала настроение той светлой радости, о которой извещает текст: «…Свет во откровение языков и в славу людей Твоих…» (заметим, что у Кастальского эти слова входят в зону мажорного фонизма — Ми-бемоль мажор). Приемы плотных тонических органных пунктов в октавных дублировках, терцовых и унисонных мелодических последований способствуют созданию ладо-тонального колорита, резонирующего старинной мелодии.
До сих пор нами была представлена работа композиторов с более «поздними» роспевами, которые уже в своей мелодической структуре содержат южно-славянские влияния, идущие с Запада. Наибольший интерес в плане синтетичности звуковысотной структуры представляют, однако, обработки знаменного роспева — «древнейшего» среди мелодий православной церкви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *