Гармоническая тональность в церковной музыке

Даже такой реформатор и противник «школьной гармонии» и «за-дачной» фактуры, как Кастальский, не отрешался полностью от простых тональных гармоний — тогда, когда этого требовал напев или жанр. Сошлемся, например, на «Старо-Симоновскую» Херувимскую (ми минор), исполняемую в храмах по сей день, а также «Владимрскую» Херувимскую (соль минор), — песнопения, в которых за развитой мелодической «ажурностью» всегда присутствует прочная, вполне традиционная гармоническая опора.Знаменитый Обиход церковного пения синодального хора (и в частности, Литургия), отредактированный Кастальским, — иллюстрация живучести конвенционального ладо-гармонического мышления. В цикле господствует тон до, проливающий свет на многие «номера» и объединяющий их в интонационную целостность. Некую арочность создают ектений (цитируется материал Смоленского), выдержанные в строго тональной манере и в рамках функциональной гармонии, слегка подсвеченнной побочными ступенями (II, VI).
Тональный уровень, выдерживаемый в ектениях, сопряжен с до мажорной диатоникой антифонов, «Отче наш», «Милость мира»; он обнимает все последование, начиная с Великой ектений и кончая «Буди имя Господне…» (Показательно, что молитвословие «Господи, сохрани их на многие лета» озвучено полным совершенным кадансом — TSDT.)
Таким образом, даже этот беглый обзор показывает, что гармоническая тональность сохранилась и продолжала развиваться в церковной музыке, но в формах, приличествующих жанру и его назначению. Выбор, ограничения, как и свежесть, возвышенность звучания, — вот та художественная среда, которая слышится в песнопениях многих авторов.
2. При наличии общих черт, наблюдаемых в тональном мышлении церковных композиторов, заметны различные «отклонения», либо приближающиеся к некоей средней линии, либо отдаляющиеся от нее.
Среди первых, как правило, те, которые составляют не лучшее большинство, а вторых — те, которые с самого начала заявили о себе как о талантах, мастерах духовной композиции. Если в музыке, например Мясникова, Чмелева, Озерова, Речкунова, Третьякова и многих других, задача обнаружить аторский подход к написанию песнопений оказывается некорректной, то в произведениях Кастальского, Чеснокова, Никольского, Рахманинова — вполне актуальной и плодотворной.
Ограничим на данном этапе свою задачу стилистикой тонального мышления Павла Чеснокова, отдавая дань почтения его дарованию, глубине и красоте его художественных замыслов. Композитор, стремившийся к созданию именно русской духовной музыки, не отступал от норм европейской гармонической тональности. Не считая ее противопоказанной «русскому духу», православному богослужению, он во множестве своих произведений дал примечательные, а то и замечательные образцы ее интерпретации. В чем и как это выражалось — вопрос для специального анализа, в котором важно проследить и эволюцию, и конкретное жанровое проявление тональности в ее различных формах. Обратимся к opus\’y, завершающему его творческий путь, — ор. 45, в котором тональность оригинально предстает в одухотворенной чистоте и красоте, обаянии и целомудрии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *