Ресурсы нерасширенного мажора и минора

Таким образом, Обиход Смоленского получает централизацию через последование ектений, которые, в свою очередь, композиционно неоднородны и, согласно смыслу, получают и внутренюю и внешнюю «драматургию», раскрывая музыкальное содержание русской церковной диатоники.Обращаясь к композиторским орus\’ам, обозначим некоторые черты тональной стилистики Архангельского. Достаточно твердый в своей привязанности к мажору и минору, он мыслит сходными звуковысотными категориями как в пределах переложений, так и сочинений. В Херувимской (по обиходу 1909 г., киевского роспева), например, все четыре «строфы» звучат в кристально ясном Ре-мажоре — в начальных, серединных и конечных попевках гармонизуемой мелодии. Автор не только не избегает TSDT-формул, которые пронизывают всю музыкальную ткань, но и, кажется, любуется простотой и ясностью классической структуры. Однако это не все: свежесть звучанию придают гармонические обороты чисто церковного характера, типа II-V, IV-I-II-V, вкрапленные в настойчиво обыгрываемые последования с доминантсептаккордом и септаккордом второй ступени. Великолепный мастер хоровой фактуры, Архангельский достигает высокого художественного результата, не прибегая к гармоническим «изыскам».
Такого рода подход обнаруживается и в других Херувимских (№ 5, № 7), построенных в ряде отношений сходно, но гармонически более дифференцированно. Характерно, что гармонический минор (фа-минор) в № 5 композитор слышит в постоянном взаимодействии с параллельным мажором — церковная переменность в условиях европейской тональности, — а также в подвижном модуляционном процессе, обогащающем звучание легким и неназойливым хроматизмом. Пластика голосоведения Архангельского, особенно расцветающая на каденционных участках, придает, как всегда, темброво-хоровое обаяние его творениям.
Композитор использует ресурсы нерасширенного мажора и минора, то есть преимущественно его классический тип, умело приспосабливая его потенциал к разным жанровым ситуациям и тексто-смысловым условиям. Терцовая аккордика (трезвучия и септаккорды основных ступеней), соцветие неаккордовых тонов, кадансы (полные и неполные), модуляции в тональности первой степени родства, основные функции, несколько обогащенные переменными, — вот тот набор средств, которых хватает и для малых, и для более крупных форм.
«Не имамы иные помощи» (ля минор), «Милосердия двери отверзи нам» (Ми-бемоль мажор), «О, всепетая Мати» (соль минор), «К Богородице прилежно ныне притецем» (соль минор), «Многолетие» (До-мажор), как и многие крупные церковно-концертые произведения, — убеждают в глубоко проникновенном духовном настроении, создаваемом средствами гармонической тональности, не лишенной оттенка западно-европейского образца.
Говоря о тональной стилистике Архангельского, нельзя пройти мимо его Панихиды. «…Самым ярким доказательством наличия религиозного духа в творчестве А. А. является его Панихида. Панихида эта, несмотря на наличие у нас «обиходной» панихиды, такой родной и таящей глубокие и сильные красоты, — воспринимается благодатно и тепло благодаря жизненным переживаниям, ею возбуждаемым».

opel.gema-motors.ru — предлагает мерива

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *