Своеобразие — в ряде стилистических признаков

В других жанровых формах Никольского, содержащих гласовую мелодию, наблюдается иное видение и слышание гармонического процесса. Например, трипеснец «К Тебе утреннюю» (глас 6), поемый в Великий Четверг, имеет во всех песнях — 5-й, 8-й, 9-й — моноритмичный вертикализированный склад (нота-против-ноты), церковно-ладовую основу (си/си-бемоль); стихира «Тебе одеющагося» (глас 5), исполняемая в Великий Пяток, так же строго аккордовая и выдержанная в строчной форме, обладает простой и выразительной гармонией, строчные кадансы — C-G-A-C-G-A-C-G-D-G-A-C-G-A-C-A — образуют секундово-терцово-квартовую переменность, согласованную и уравновешенную на расстоянии.Канон «Волною морскою» (глас 6), поемый в Великую Субботу, во всех 9 песнях сохраняет монолитный церковный звукоряд, варьируемый в трезвучно-строчных кадансах. Таким образом, смысловое содержание — музыка Страстной Седмицы — четко определило выбор средств, даже в пределах аскетичной гласовой звуко-высотной среды. Заметим, что субботние тропари — «Бог Господь», «Благообразный Иосиф», «Егда снисшел еси», «Мироносицам женам» — при сохранении церковного звукоряда допускают иногда его расширение (ми-бемоль, ля-бемоль), тоникализацию, как и более оживленное голосоведение. Появляется тональная ориентация:

в № 1 —до минор, № 2 —до мажор (с варьируемыми устоями), № 3 — фа мажор (с модуляционностью), № 4 — фа мажор, а № 13 — образец подчинения средств выразительности смыслу службы: кроме выраженной тоникальности и светлой мажорности, появляются элементы основных TSDT-функций на фоне старинных исонов, антифонности («Воскресни, Боже»).
Своеобразие — в ряде стилистических признаков: диатоника, выросшая из гласа=лада, приобретает здесь особую строгость и «абстрактность» звучания; трезвучная моноритмичная гармония выдерживается в плотной традиционной фактуре, лишь иногда оживляемой подвижным голосоведением; отточенная форма теряет элемент «вторичности» и реализует разнообразие гласового строения.
Итак, разделяя все церковные мелодии на осмогласные (степенны, тропари, ирмосы, прокимны и др.) и самогласные (неизменяемые песнопения и часть стихир), Никольский, с одной стороны, соблюдает «законы осмогласия», а с другой — создает более свободные композиции. Первые связаны с диатоникой напева во всех координатах музыкального пространства, как и с его дискретностью, определяемой текстомелодической строкой, а вторые — явно не разрывая с традицией в отношении высотной структуры и формы, допускают некую свободу от строгих канонических правил. При этом главным достоинством и тех и других является художественность как результат «артистической» инициативы композитора и теоретика.
Любопытно, что в рецензии на ор. 35, «Песнопения Страстной Седмицы» (Юргенсон, 1911), обозреватель журнала, отмечая «значительную художественную ценность» цикла, заявляет: «гармонизация еще не достигла высоких качеств». С этим трудно согласиться, тем более с определением — «сухость», которое иллюстрирует непонимание истинных устремлений композитора, возводящего осмогласие «на степень бессмертного художества». Н. Компанейский, внедривший понятие «стиль церковных песнопений», пишет: «Стиль обосновывается, прежде всего, данным материалом, его конструкцией и применением техники»16. Стиль Никольского — это тесное взаимодействие первичной модели и средств выразительности, среди которых звуковысотная система играет ведущую роль в реализации «богословских моментов» и «художественности в хоровом пении».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *