Догматики-Запричастны большого знаменного роспева

«Глас-лад» как интонационная основа, содержащая господствующие и конечные тоны; тоника лада как «основной звук», являющийся приметой гласовой мелодии; исон, удерживаемый в качестве главного тона, — все эти понятия, вводимые композитором, создают необходимые установки для музыкального анализа обработок древних мелодий.Кроме того, Никольский, наследуя ряд теоретических представлений русской певческой практики, констатирует: «…создается понятие о гласе как мелодии, служащей трафаретом для распевания всех текстов, к данному гласу относящихся». («Глас как мелодия» — это понятие, выделенное композитором, оказалось не только характерным для его времени, но и, более того, весьма актуальным для нашего времени!)
Без преувеличения уникальными являются Догматики-Запричастны большого знаменного роспева (ор. 48), обработку которых Никольский поименовал как «свободную». Облачая первозданный «лик» мелодии в золото богатой и роскошной гармонии, композитор создает, по сути, новый жанровый тип, близкий к «классическому» концерту. Стилистически неповторимый по средствам оформления, каждый из четырех догматиков (1-го, 4-го, 3-го, 8-го гласов) — это отдельное произведение, наделенное специфической красотой и художественной выразительностью. Однако запричастны объединяет нечто общее, а именно: тотальный диатонизм сонорного пространства, включающего элементы старинной церковной гаммы и тональности; детерминированность попевочного материала тем, что композитор поименовал как cantus fìrmus, имея в виду мелодию древнего коренного напева; мобильность фактуры, неоднократно меняющей плотность на протяжении пьесы; «тембризация» (термин Никольского) как хоровая инструментовка основной мелодии.
Гласовая гармония, сложившаяся в переложениях Никольского, впитала как общемузыкальные приемы, так и все то, что касается древнерусского пения. «Закон осмогласия»: 1) определенная область звукоряда, 2) гласовые попевки, 3) форма гласа как количество и чередование строк — эти принципы нашли отражение в закономерностях гармонической системы. «Форма каждого гласа, — утверждает Никольский, — полна, несомненно, изящества, красоты и гармонии частей».
В этом убеждаешься, проанализировав Догматики ор. 48 — произведения, которые, несомненно, выявляют «достоинство русского церковного пения как искусства».
Догматик 8-го гласа «Царь небесный» — это строчная форма (21 строка), в которой семь строк являются достаточно самостоятельными, а остальные — так или иначе сходными между собой. Гармония этого развернутого песнопения как бы «настроена» на ре минор, что не противоречит строчным «остановкам» и звучанию характерного интервала, то есть уменьшенной октавы, в ладовом звукоряде. Однако сходство/различие мелодико-тематического материала непосредственно не проецируется на гармонию; более того, придавая существенную роль фактуре, композитор постоянно варьирует ее вертикально-горизонтальный аспект. Сонорное пространство-время тесно сопряжено со смыслом текста и его становлением, результатом чего является красочная и динамичная драматургия гармоний и тембров — в их изоляции и сочетаниях, колебании звуковых сгущений и разряжений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *