Поэтическая лексика песнопений

Обратимся к анализу конкретных образцов — с целью установить характерные черты гласового многоголосия, а отсюда и стилистики музыкального языка Чеснокова в условиях этого жанра.Тропари воскресные 8 гласов (ор. 19), исполняемые на Всенощном бдении, основаны на т. н. употребительном напеве (в этом можно убедиться по «Православному богослужебному сборнику»: М., 1991). Чесноков соблюдает канонические установления: верность мелодии, строчному делению, последованию компонентов формы. Однако все это не мешает композитору дать свое толкование. Поэтическая лексика песнопений «Бог Господь» с тропарями складывается из ряда составляющих, которые имеют существенное значение в композиции Чеснокова. Неукоснительно следуя тексту, правилу повторности строк, как и мелодии гласа, композитор создает произведение, отличающееся своеобразной стилистикой, не противоречащей, а дополняющей и обогащающей канон.
Сравнение с обиходным вариантом выявляет: а) полное совпадение со строчной формой; сохранение мелодии (с некоторыми поправками на конечные тоны, растворяющиеся в гармонии). Однако во всем остальном — это авторская художественная иницитатива, пределы которой мы и попытаемся описать. Восприятие фиксирует тонкое и подвижное взаимодействие слов молитвы и музыкального фонизма песнопения — в отличие от монотонной «абстрактности» и даже механичности обиходного варианта. Это касается и целостного звуковысотного оформления, сочетающего инвариант-вариант, строгую диатонику и легкий хроматизм (глас 8); это распространяется и на технику тембризации, позволяющую передавать мотив в разные голоса, допускать удвоения etc.; это, наконец, проявляется в пространственном эффекте как внутри запева, так и на грани запева и тропаря.
Но особого внимания требует высотный параметр в гласовых произведениях Чеснокова, своеобразно сочетающий древнюю ладовость с элементами тональности. Дублировки (октавные) и «вторы», резонируя в фактуре гласового пения, создают специфическую среду, где фонизм звукоряда, а не аккорда, задает тон всей гармонизации. Как и Кастальский, Чесноков расширяет звуковую область за счет привлечения диатоники, дополняющей напев. Яркий эффект, заметим, возникает в 1-м гласе: образуется двухуровневая фактура — пентахорд диатонический от до (до, ре, ми, фа, соль) сочетается со сходным же пентахордом, но в инверсии (до, cu-бемоль, ля-бемоль, соль, фа), а далее оба звукоряда октавно удваиваются и возникает звучание, близкое полиладовости.
Это не единственный случай расширения: в гласе 3 звучит древняя церковная гамма, си-бекар и си-бемоль которой используются в многоголосии. Кроме того, техника тоникализации — ля, до, ля — создает оттенок звучания старинных ладов (здесь — миксолидийского и фригийского). В гласах 6 и 7 образуется 7-ступенный натуральный минор, подчеркнуто снимающий вводный тон, входящий в обиходную гармонизацию, чего не скажешь о гласе 8 (в до мажор включены звуки си-бемоль и си, а также фа-диез, до-диез, соль-диез как вводные тоны).

консультация юриста

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *