Многоголосная стихира

Кастальский решает в своем Октоихе не только вертикально-горизонтальный аспект звуковысотной ткани, но и проблему гармонического наследования. Отрешаясь от традиционной функциональности, композитор вынужден — в связи со сменой гласов — каждый раз заново определять гармоническую перспективу.Выскажем предположение, что «синтагматика» гласовои гармонии определяется не привычной структурой, регулируемой TSDT-связями, а согласованием высотного параметра со строчной формой, режиссирующей аккор-дово-мелодический поток. Композитор, как известно, придавал существенное значение чередованию строк и их роли в произведении: «вступительная строка», «заключительная строка», «порядок строк» — эти термины встречаются в авторских анализах стихир. И это не все: важен порядок и «характер» этих мелодических строк — сходство или различие, самостоятельность или зависимость.
Понятие «последовательность» аккордов, на наш взгляд, как и их функция по отношению к «центру», в условиях гласово-ладовой системы не актуально. Более того, придавая первенствующее значение тексту, Кастальский определяет и тип гармонии, исходя именно из него. Единицей становится не аккорд (он не всегда есть!), а строка — ее смысловой и музыкальный код. Если принять это допущение, то можно понять расстановку ладо-гармонических наклонений, ориентацию на «остановки», «главные ударения». Что происходит в «Господи воззвах» киевского роспева? По сравнению с традиционной гармонизацией, основанной на TSDT-формуле, обработка Кастальского содержит:
• вариабельность устоев/неустоев, то есть либо децентрализация с рассредоточением тоникальности, либо частичное сохранение последней с элементами переменности;
• зависимость гармонического оформления от повторности/не-повторности мелодических строк, содержание, вернее, «схема чередования» которых предварительно анализируется;
• каденционность в заключительной строке, которая может быть и сходной и самостоятельной по характеру.

В итоге, многоголосная стихира — раскрытие потенциала лада, то есть совокупность аккордики в нестандартной, своеобразной последовательности (например: глас 6 — d-g-e-a-h, глас 4 — h-e-a-h, глас 2 — g-e-a-c-d).
Работая над гармонизацией гласовой мелодии, Кастальский высказал ряд соображений, которые можно систематизировать и представить в обобщенном образе гласовой гармонии. В основе его нового подхода — сопротивление «музыкальной банальности и шаблонности гармонического сопровождения гласовых мелодий». В поисках связи между музыкой и текстом композитор отвергает «гармонический стереотип» и находит неординарные решения. «Необычная гармонизация» напевов, таким образом, — это построение многоголосия в соответствии с «настроением текста». Категория «настроения» практически совмещается со строго продуманным применением того или иного гармонического сопровождения.

Интерьерная печать— помощь в украшении вашего жилища от компании Рестайл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *