Древнее осмогласное пение

Древнее осмогласное пение, по признанию многих знатоков его, было искажено приемами гармонизации. Западная теория, прилагаемая к восточной мелодии, формировала некий «синтез», в котором исчезало, будучи подавленным противоречием двух систем, своеобразие древнего пения.Известно, что А. Львов, столь серьезно относившийся к ритмике, не придавал такого же значения звуковысотности песнопений. С одной стороны, композитор подчеркивал, что «основанием их служит диатоническая система древних церковных или средневековых тонов», а с другой — он утверждал, что с появлением гармонии «нового времени и новой музыкальной системы» диатоническая система исчезла и «заменилась системою тонов», основанной на западной музыкальной науке. Отсюда становится ясным, почему в своих переложениях — «Октоих нотного пения», «Ирмологий (знаменного роспева)», «Ирмосы воскресные (греческого роспева)» и др. — Львов, соблюдая «неправильный ритм», гармонизовал мелодии на западный манер. Так поступали многие и впоследствии, оставляя противоречие неразрешенным. Однако не следует забывать и поисков иных подходов, которые предпринимали такие композиторы, как Потулов, Д. Соловьев, Чайковский, Римский-Корсаков (о чем мы писали в свое время: Гуляницкая Н. Русское «гармоническое пение» (XIX век).
Осмогласное пение стало предметом самого пристального внимания в начале XX века — в творчестве Кастальского, Чеснокова, Никольского, Панченко. (Заметим, что в это время в данном жанре работали также: Аллеманов, Бирюков, Драгомиров, Зиновьев, Компанейский, Яичков, Шведов и др.). Каждый из них пытался найти свой подход — при общем бережном отношении к «церковной мелодии», при ясном осознании, что «форма и дух» решает все, как говорил Никольский. Не имея возможности осуществить персональный анализ и продемонстрировать «стильность» на многих образцах творчества, обратимся к анализу творческой манеры «родоначальника целого направления».
1. Перу Кастальского принадлежит немалое количество молит-вословий Октоиха, как-то: «Господи воззвах» (киевского и знаменного роспева); догматики (знаменного роспева); ирмосы — воскресные и на другие праздники. Надо сказать, что только теперь стало возможным собрать и объединить в Октоих «гласовое пение» Кастальского. Рассредоточенные по многим источникам, — издание Юргенсона (79 №№), брошюра «Практическое руководство к выразительному пению стихир» (М., 1909), Обиход церковного пения Синодального хора (1915), Синодальная нотная библиотека, в которой хранятся рукописные нотные сборники (150 экз.), — они не были предметом специального анализа, то есть не были изучены в плане гармонизации древних роспевов, «реставратором» которых являлся Кастальский. (Совсем недавно вышедший в Троице-Сергиевой Лавре, 1997, Октоих Кастальского составлен Михаилом Фортунато, работающим и живущим в Англии.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *