«Внутренняя форма» жанра

Итак, жанровые структуры проявляют в композиторском творчестве, с одной стороны, известную жесткость, историческую стойкость, а с другой — гибкость и подвижность.Ради идеи «церковности» композиторы не ставят задачи преодоления жанровых рамок в условиях сложившегося прежде жанрового многообразия. Но стиль времени накладывает свой отпечаток на звучание, и песнопения нового времени нетрудно отличить от таковых старого. И хотя в музыкальных молитвословиях сохраняются, как и в иконографии, определенные «жанровые ассоциации» (Г. Вагнер), удерживаются смысловые и эмоциональные ориентации, в церковной музыке развивается то, что можно именовать обновленным «жанровым стилем».
«Внутренняя форма» жанра — это синтез традиционных и нетрадиционных стилистических признаков, объединенных литургическим текстом. Это понятие — внутренняя жанровая форма — представляется нам полезным и методологически целесообразным: оно позволяет видеть диалектику взаимодействия канона и стиля, вековых установлений и конкретных композиторских интерпретаций. В связи с этим небесполезным оказывается двусторонний подход: а) один жанр = разные авторы, б) один жанр = один автор. В отличие от предыдущего раздела главы, сосредоточимся на втором варианте. Поскольку, возвращаясь к эстетическим установкам, нам приходиться иметь дело в основном с «невыговоренной поэтикой», обратимся к музыкальному анализу — «разбору» самого музыкального произведения.
Нельзя сказать, что композиторы начала века обрели новую идею — «приложить перо» к сочинению одножанровых композиций. Достаточно указать на широко известные «задостойники» Турчанинова (переизданные, кстати, в наше время), «Хвалебные песни» («Тебе Бога хвалим» — четырехголосные и двухорные) Борт-нянского, его же знаменитые 35 концертов, чтобы убедиться в этом. Однако пути были проложены и в других направлениях: группа стихир Кастальского, причастны Чеснокова и Металлова, Ектений Панченко, «Хвалите Господа с небес» (№№ 1-6) Строкина, догматики Кастальского и Шведова и др.
Художественная ценность перечисленных сочинений неодинакова, но показателен сам факт обращения к одножанровым молит-вословиям. Художественный спектр выразительных средств, как правило, неоднороден, хотя и стилистически приметен. Автор, погружаясь в глубины текстов Св. Писания, находится в состоянии неослабевающего поиска средств музыкального познания, его смыслового кода. Продолжая линию «один автор = один жанр», обратим внимание на то, что проблема внутренней жанровой формы является, возможно, наиболее существенной для «новейшей музыки». Композиторы, находясь в рамках канона, в условиях чино-последования, не могли, естественно, допускать свободу, ту художественную свободу, которая нарушала бы сложившийся и отшлифованный порядок. Тем не менее, повторим, это вовсе не исключало творческой инициативы, поиска таких художественных открытий, которые бы с большей силой и глубиной воспроизвели литургическое содержание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *