Проблемы жанровой формы

Мы же отметим — в ракурсе проблемы жанровой формы — лишь следующее:
• создание «жанра-ансамбля» — единого в своей основе и различного в структуре песнопений, — в который входят: тропарь, ексапостиларий, блаженны, стихира, задостойник, псалмовые стихи, а также ряд великопостных песнопений — «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою», «Ныне силы небесные», «Вечери Твоея Тайныя», «Да молчит всякая плоть»;
• сочетание синтезированных «принципов конструирования», идущих: а) от славянского роспева и напева (например, киевского — «Се жених грядет», болгарского — «Бог Господь…» и «Благообразный Иосиф…»; б) от современной техники письма — лейтмотивной, «тембризации», нового ощущения формы, etc.Обратим внимание на склонность Никольского к объединению песнопений в группы по смысловому и функциональному признаку. Песнопения Страстной седмицы (ор. 35), соединяющие по дням такие жанры, как трипеснец, двупеснец, тропарь («Егда славнии ученицы»), «Вечери Твоея тайныя», задостойник, эксапостиларий, стихиру («Тебе одеющагося светом», «непорочны», канон («Волною морскою»), «Воскресни, Боже» и др., дают даже при перечислении самое общее представление о глубине художественно-смысловой задачи, решаемой композитором.
Кроме того, «Песнопения Св. Пасхи» (ор. 37 — переложения обычных роспевов), «Последование Венчания» (ор. 41 — «свободное сочинение»), «Литийные стихиры» (ор. 47 — на киевский роспев) — разве все это не говорит о настойчиво устремленной воле автора к созданию характерных жанровых циклов? Единое настроение, единая манера, единая стилистика — черта художественного облика композитора.
Хотелось бы указать и на другие образцы жанротворчества, осененные особыми душевно-духовными настроениями.
Показателен в этом отношении цикл Чеснокова — «Последование молебного пения Господу Богу, певаемого во время брани против супостатов, находящих на ны» (М.: Юргенсон, 1916). Этот ор. 46 — особого рода молебное пение, связанное с грозными событиями времени. Композитор, по сути, создает специфическую жанровую форму, соединенную с молитвами «Вечная память» и «Многие лета». Событиями 1914 года вызван и цикл «Во дни брани», ор. 45 (шесть номеров), хоры, которые по отдельности могут быть, вероятно, исполнены как запричастные стихи, а вместе — как хоровой цикл. Талантливый композитор, мастер хоровой звучности и открыватель гармонических красот, Павел Чесноков нашел оригинальную «бифункциональность» жанра, работающего и на службу, и на концерт. (Совершенно замечателен хор «Мати Божия», закрывающий этот оригинальный цикл.)
«Цели и задачи церковной музыки нового направления высокие, — писал М. Лисицын. — Современная церковная музыка… синтетична. Отсюда уже возникает само собою та нравственная цель, которую может она преследовать и которой, думается, может достигать церковная музыка нового направления. Эта цель — единение».
Эволюция, о которой мы пытаемся говорить, проявляется не только в панораме жанровых ориентации, но и в самом толковании, интерпретации жанров. Поэтому проникновение в поэтику жанра, в систему его выразительных средств, обусловленных литургической тематикой, оказывается нашей насущной методологической задачей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *