Status quo в жанровой организации

В то же время написанный «Словарь православного богослужебного языка и священных обрядов» (соч. прот. В. Михайловского, СПб., 1898) подтверждает картину, увиденную Преображенским. Сопоставляя материал этих двух источников конца XIX века, один из которых обращен к церковному пению, а другой — к церковно-богослужебному языку, можем заключить (в первом приближении) о Status\’e quo в жанровой организации (глазами ученых).Переходя к анализу творчества, важно поставить ряд вопросов, а именно: каковы сами наименования жанров и как отличаются они друг от друга? как соотносятся жанры между собой? как они структурно организованы и есть ли у словесно-музыкальных жанров своя поэтика?
Действительно, можно потеряться в океане песнопений, носящих особые характерные наименования. Уместно вспомнить следующее. Проблема, означенная Лосевым как «имя и вещь», является не только философской, но и искусствоведческой проблемой. Ученый утверждает, что «мышление, восприятие, ощущение, чувствование и т. д. вещей только и возможно при помощи их имен, через эти имена вещей», что «имя, в самом общем смысле этого слова, есть явление вещи, проявление вещи»8. Думается, что тезис: «вещь, сущность вещи, существует, и явление имени вещи тоже существует, но между ними лежит непроходимая и ничем не заполняемая бездна», — мы можем применить к области музыки, в том числе и церковной.
В самом деле, словарно-алфавитный перечень называет эти имена— например антифон, блаженны, величание, гимн, ектения, задостойник, ирмос, катавасия, лития, молебен, октоих, стихира, тропарь etc., — не устанавливая «потенциальной смысловой энергии». Раскрыть эту потенцию, этот «заряд» — немалая трудность, сопряженная с проникновением в конкретное музыкальное проявление этих жанров и их понимание. За каждым термином стоит свой мир определенных ассоциаций, закрепленных текстом, предназначением, «последованием». Более того, смысловая энергия, переходя в музыкальную, формирует законы сложения жанра. В церковной музыке существовало и продолжает свое бытие множество форм со своим характерным наименованием. Приведем некоторые примеры.
Так, термин «канон» означает, в отличие от светской музыки, «песнопение, составленное по известному правилу или образцу и состоящее из нескольких песен, иногда 2, 3, 4, а чаще 9». По правилу этому каждая песнь членится на ирмос и тропари, по содержанию имеющие в виде образца ветхозаветные гимны, причем первые поются на 8 гласов, а вторые обычно читаются (кроме Пасхального канона). Каноны включаются в такие службы, как утреня, молебен, повечерие, панихида и др. Есть и музыкальная традиция: 1-ая песнь канона является основополагающей по материалу для других песен. Композиторы Нового направления не разрушали устоев: эти закономерности характеризуют работы Кастальского (например, 1-й и 2-й каноны на Рождество Христово), Яичкова (ирмосы воскресные), Никольского (Канон Пасхи: восемь ирмосов и девятнадцать тропарей).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *