Исследование поэтики духовной музыки

В начале века и сами композиторы, и музыкальные критики во всей своей поисковой деятельности «сослужали» развитию национальной культуры. Они хорошо осознавали это, одновременно «пиша» музыку и ведя журналистскую работу.Например: Лисицын — в журнале «Музыка и пение», Компанейский, Смоленский, Преображенский — в «Русской музыкальной газете», а затем в «Хоровом и регентском деле», «Музыкальном современнике»; Гречанинов — в «Московских ведомостях», «Хоровом и регентском деле»; Кастальский — в «Музыкальном современнике»; Никольский и др. — в «Хоровом и регентском деле». (Заметим, что некоторые авторы сохраняли привязанность к одному и тому же изданию, а другие сотрудничали по разным причинам — с разными.)
Их слово как живой отклик на исполнение или издание (обзоры, рецензии и аннотации); обобщающего характера исторические и теоретические статьи, научный потенциал которых и теперь «светит»; наконец, активное участие в бурных событиях современной музыкальной жизни — все это характеризует композиторов духовной музыки как людей выдающихся, широко образованных, писательски одаренных. Отсюда специальной задачей музыковедения является исследование научного знания не только в области светской музыки, но — обязательно — и музыки духовной, ибо это необходимо как с точки зрения познания и той и другой ветви культуры, так и «целокупности» музыкального искусства.
В задачи данного раздела монографии входит исследование поэтики духовной музыки — в тех ее образцах, которые были созданы в начале нашего века, но главным образом на материале композиторов «нового течения». Воспринимая понятие духовной музыки жанрово расширительно, мы включаем в его семантическое поле как церковную богослужебную музыку, так и нецерковную концертную музыку. Объединяющим началом является здесь «доструктурная» модель (термин Лосева), а именно сакральное содержание, представленное в одном случае каноническими текстами, а в другом — не только ими, но и другими (в том числе и апокрифическими, художественными и т. п.).
Поэтика как «рабочие принципы» (Аверинцев), музыкальная поэтика как «принципы композиции» суть логическая пара, которая будет методологической опорой при анализе произведений многих авторов, творящих в иной манере, нежели их предшественники или «традиционалисты»-современники. При этом, повторяем, специфической особенностью задуманного труда является работа со множественным объектом. Методологическим ориентиром для нас является подход Д. С. Лихачева, который, работая над проблемой древнерусской литературы, писал: «Изучение истории отдельных микрообъектов и макрообъектов — различно. Чтобы выяснить историю макрообъектов, надо пожертвовать детальностью информации об истории каждого объекта в отдельности». Отсюда — задача создания «макрохарактеристик», методика «приближенных описаний» (Цит. соч. С. 6). Это положение методологически полноценно и для объекта музыкального; однако мы не отказываемся и от «детальной информации» тогда, когда это представляется необходимым и полезным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *