Соприкосновение музыки церковной и музыки светской

С исторической и теоретической позиций духовно-музыкальное творчество «нового времени» представляет собой феномен, в котором произошло заметное соприкосновение музыки церковной и музыки светской. Нельзя сказать, что это случилось впервые: в XVIII веке композиторы, правда, забывая о национальных устоях, писали для церкви в духе современной им западной «музыки».Еще Бортнянский в своем «Проэкте», ратуя о возрождении древнего пения, писал: «Древнее пение, быв неисчерпаемым источником для образуемого новейшего пения, имело бы равную часть с древним славяно-российским языком, который породил собственную гармонно-звучную поэзию; а древнее пение возродило бы подавленный тернием отечественный гений и от возрождения его явился бы свой собственный музыкальный мир…». В XIX веке, особенно со второй его половины, были предприняты шаги в направлении к «настоящей церковной музыке» (Глинка), и композиторы, возрождая древнюю интонационность, пошли по пути сочетания традиционного и профессионального подходов.
«Я почту себя счастливым, — писал Глинка из Берлина незадолго до своей кончины, — если удастся проложить хотя бы тропинку в нашей церковной музыке…».
Во всеоружии мастерства к духовно-музыкальному жанру обратились многие блестящие представители музыкального искусства XX века. Консерваторское образование, владение техникой композиции, широкий кругозор и общественная деятельность, — все это позволило Кастальскому, Гречанинову, Ребикову, П. Г. и А. Г. Чесноковым, Никольскому, Н. Черепнину, Шведову, Калинникову, Панченко, и, конечно, «славному во всех областях музыки» (Кастальский) — Рахманинову сделать — каждому в своем роде — музыкальные открытия в духовной музыке. Так, С. В. Рахманинов отмечал, что «колористическое и звуковое богатство», которое отличало произведения Кастальского, «дает право назвать его Римским-Корсаковым хоровой музыки».
Однако «Новая школа церковной музыки», как ее характеризовал М.Лисицын в 1905 г., не есть все, чем определялся «стиль времени» (вплоть до конца второго десятилетия). Панорама творчества хорошо обозревается сквозь призму такого издания, как «Каталог-указатель духовно-музыкальных сочинений…», составленный и классифицированный А. Никольским (Юргенсон: 1909). Из него становится наглядной жанровая картина, содержащая перечень всех духовных композиторов и сочиненных ими «пьес». Эти opus\’ы, относящиеся к песнопениям различных храмовых служб, образуют довольно плотный слой практически-обиходной музыки — изменяемых и неизменяемых песнопений, воскресной и праздничной церковной музыки, исполняемой однородным и смешанным хоровым составом. Среди авторов, кроме известных композиторов, и «выдающиеся деятели русской хоровой культуры» (термин Е. Левашева), например Е. С. Азеев, Д. В. Аллеманов, A. А. Архангельский, H. С. Голованов, М. Я. Гольтисон, П. Драгомиров-Толстиков, свящ. В. Зиновьев, А. В. Касторский, свящ. B. М. Металлов, Д. М. Яичков и многие другие.
(Нельзя пройти мимо и того факта, что многие из этих «пьес» до сих пор исполняются и публикуются, находя непосредственный отклик у певцов, посетителей служб и духовных концертов.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *