Исследование «первичной модели»

Таким образом, исследование «первичной модели» — новый аспект стилевого подхода, тесно связанного с поэтико-теоретическим. Особенно интересным и продуктивным он оказывается при обращении к музыкальным произведениям конца XX века. Возникают специфические художественные аспекты, например:

• исходные тексты, идеи, настроения, легшие в основу «программы» сочинения;
• сюжетно-фабульная композиция как воплощение исходных мотивов;
• воздействие первичной модели на структуру жанра и формы музыкального произведения и т. п.Другой компонент стилевого подхода — «принцип конструирования» (Лосев). По сути дела, описывая теоретическую поэтику, мы уже сформулировали ряд положений, методологически существенных при анализе клиросных и внеклиросных духовных произведений. Что же входит в структурные части художественного стиля?
Однозначное определение вряд ли возможно: принципы конструирования, образуя «единораздельную цельность», меняются в зависимости от «сверхструктурной данности». Исходными «данностями» в нашем случае являются образы Священного Писания, в зависимости от вербального текста получающие воплощение в музыкальном тексте. А структурные аспекты — это стороны, части художественного целого, возникшие на основе той или иной первичной модели. К ним относится, на наш взгляд, следующее:
• «Стилистика языка» музыкального объемлет все уровни композиции — от микро- до макроуровня, то есть от единиц языка до их соотношений в разных планах. Это общее положение по-разному реализуется в «стилях времени» XX века.
• «Структурно-композиционное» устройство музыкального произведения как организация «внутренней формы» его. Не будет преувеличением сказать, что каждое неклиросное произведение — это в значительной мере авторская композиция, воплощающая конкретную содержательную модель.
• Жанровая специфика произведения стала особенно актуальной в наше время — как в музыке вообще, так и в произведениях с сакральной тематикой.
Итак, «принципы конструирования» — весьма существенный комплекс проблем, постановка и решение которых входит в наши исследовательские задачи.
В заключение возникает вопрос о существовании разных поэтик — духовной и светской музыки. Если в прежние времена эти сферы были достаточно четко разграничены, то постепенно, как показывает практика, грани между ними начинают смещаться. Однако говорить о полном их исчезновении невозможно: клиросная музыка существует в русле канона и церковной традиции; концертная — вне ее, хотя духовно-музыкальные сочинения активно исполняются вне храма — на фестивалях и концертах. Музыкально-поэтические средства — при их сближении — вряд ли растворятся друг в друге: иначе исчезнет тот животворный источник, который обогащает «свободную» композицию.
В завершение вернемся к исходной мысли: попытка охарактеризовать поэтику духовной музыки ориентируясь и на «невыговоренные» принципы, заключенные в самих музыкальных произведениях, и на «выговоренные» принципы, содержащиеся в различных высказываниях, и прежде всего самих композиторов, — есть необходимость осознать и описать процессы уходящего века…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *