Беспредельная любовь к Родине

…Умолк оркестр, а собравшиеся в зале сидели неподвижно как зачарованные. Умение захватить, покорить слушателя своей музыкой, заставить жить в мире созданных им образом и чувств в 27-й симфонии Мясковского проявилось с исключительной силой. Понадобилось какое-то время, чтобы люди вернулись к реальной обстановке.Тогда Гаук высоко над головой поднял партитуру, и все в зале, стоя, долго и горячо аплодировали, выражая свое восхищение услышанным и благодарность мастеру, создавшему это великолепное произведение.
Беспредельная любовь к Родине и твердая вера в ее славу и величие запечатлены композитором в 27-й симфонии. В тот памятный вечер первого исполнения многие восприняли эту симфонию как завещание мастера, вложившего в свое последнее произведение всю силу таланта и умения.
Нередко приходится слышать, что Мясковский традиционен, что он не новатор. Но не будем забывать, что традиции живут обновляясь, преломляясь через призму эпохи, в которой действует художник. Отрицать новаторство в творчестве Мясковского могут лишь те, кто под этим понятием признает только нечто весьма броское, сразу обращающее на себя внимание, если даже это нечто, не имея прочной основы, оказывается порой нежизнеспособным и очень скоро забывается.
Творчество Мясковского впитало в себя все лучшее, что было накоплено русскими классиками и западноевропейской музыкой. Исследователи единодушно признают—Мясковский прямой наследник классических традиций. Но композитор не просто продолжал эти традиции. Остро ощущая, как мало кто другой, высокую гражданственную миссию отечественного искусства в эпоху рождения новых человеческих отношений, нового общества, Мясковский неизменно стремился насытить свои произведения чертами современности и постоянно искал соответствующие формы выражения, новый язык. Этими неустанными поисками отмечен весь его творческий путь, который схематически можно определить как движение от усложненного к вершинам классической простоты, путь, принесший немало драгоценных плодов и блестяще завершившийся созданием истинного шедевра—27-Й симфонии.
Во многих своих сочинениях Мясковский, сочетая преемственность и новизну, предстает подлинным новатором. Прежде всего это касается формы. Неизменно сохраняя верность принципам сонатно-сти, верность, как писал Асафьев, «почти старозаветную», Мясковский в целом ряде произведений убедительно показал, в каком направлении можно еще изменить и усовершенствовать эту веками развивавшуюся форму. Мясковский создавал свои произведения, как одаренный архитектор возводит здание: все продумано до деталей, идеальные пропорции, стройность, ничего лишнего, вычурного, все со вкусом, и всякий раз что-то новое.
Огромен вклад Мясковского в драматургию построения произведения. Непревзойденный мастер крупных форм, он считал недопустимым, чтобы соната или симфония состояла просто из череды отдельных частей наподобие сюиты. В своих лучших сочинениях он сумел сочетать принципы классического (прежде всего, бетховенского) симфонизма, где, как известно, главную роль играет объективное, обобщенное отражение действительности, с приемами взволнованного повествования, лирических высказываний, характерными для музыки романтиков, и чертами эпического симфонизма, получившими в России особенно широкое развитие в творчестве Бородина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *