27-я, завершающая симфония

Во второй, медленной части 27-й симфонии дальнейшее развитие получает лирическое начало. Ее главная тема, родственная в отдельных оборотах побочной партии первой части, идет как бы на смену ей, чтобы досказать то важное, что осталось недосказанным. Снова возникает образ Родины.Очень возвышенно (автор подчеркнул это, пометив в партитуре — Molto elevato) звучит прекрасная, широкая мелодия, дополняемая наигрышами деревянных духовых. Но вскоре задумчиво-печальная окраска повествования приобретает скорбные тона. Музыка наполняется экспрессией и драматизмом. В оркестре слышны грозовые раскаты, сопровождаемые вихреподобными всплесками пассажей струнных и деревянных духовых. Тревожный ритмический басовый фон усиливает эмоциональное напряжение.
Мы вправе предположить, что в этом центральном эпизоде композитором запечатлены чувства и мысли, рожденные Великой Отечественной войной. Художник-гуманист, потрясенный всем тем, что пережил наш народ, он темпераментно и ярко поведал о невиданных по масштабу сражениях, о воинской доблести советских людей, защищавших Родину, и предельном накале человеческих чувств.
Проносится страшная буря, стихают тревожные звуки. В оркестре, такт за тактом, насыщаясь колоритными красками, развивается красивая, напевная, лирико-эпическая мелодия. А затем вновь возвращаются неторопливые раздумья.
В финале музыка стремительна. Бурное развитие ее направлено к торжеству жизни, света и красоты. Начинается финал размеренными «звенящими» акцентами валторн, которые подчеркивают короткие фразы альтов и кларнетов. Возникающий из этих фраз поток фигурации приводит к формированию тревожно-порывистой главной темы, близкой по характеру к волевой главной партии первой части. Вообще следует отметить, что родство тематического материала частей симфонии (при яркой контрастности отдельных образов), придающее исключительную монолитность всему произведению, особенно ощущается в этой последней—третьей части. С главной партией первой части интонационно связана и вторая тема финала, из которой в процессе развития выкристаллизовывается марше-образная мелодия (ее зарождение, как уже говорилось, также намечено еще в первой части).
Торжественно-величественная мелодия марша, близкая по характеру русской народной песне «Слава», становится той новой силой, которая, воздействуя на прежние образы, заставляет их преображаться, светлеть. Играя очень важную роль в драматургии всего произведения, маршевая тема многократно появляется в третьей части, направляя развитие музыкальной ткани и руководя им во всех конфликтных столкновениях, пока не одерживает полной победы. И это воспринимается как идейно-художественный итог: преодолены настроения тревоги, драматической мятежности, скорби, утверждается вера в господство светлых действенных сил.
Активность музыки финала не ослабевает до самого, конца. Все торжественнее и героичнее, с чувством радости и ликования звучит марш. Завершается симфония апофеозным звучанием всего оркестра.

Кликай грузоперевозки белгород.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *