Период огромного творческого напряжения

Вернувшись в Москву перед началом учебного года, Мясковский прежде всего инструментовал квартет.
13-й квартет, продолжающий развитие основных характерных черт квартетного творчества Мясковского, несет в себе и много нового. Это касается прежде всего музыкальных образов и приемов их подачи, а также нового понимания традиционного цикла.Т. Н. Ливанова писала: «В образном строе тринадцатого квартета—лирического в основе произведения, крепко опирающегося на традиции русской музыки,—нов самый характер лирических образов, светлых, русских по своей природе, всем понятных и глубоко поэтичных; ново то, что общий лирический план сочинения не препятствует развитию более широкого круга образов (особенно в финале), которые еще более оттеняют основное».
Мягкая лирическая начальная тема первой части квартета сразу же приковывает внимание своей задушевностью. Не страшась ломки привычной схемы, проявляя поразительное мастерство, композитор, как бы привнося в сонатное аллегро еще и черты рондо, заставляет эту тему появляться многократно, всяческими приемами оттеняя и подчеркивая ее значение как основного музыкального образа. А стремясь, как и прежде, к симфонизации музыкальной ткани, Мясковский осуществляет здесь в целом ряде эпизодов сложные полифонические разработки.
Для второй части, названной «Фантастическим скерцо», Николай Яковлевич использовал одну из тем, заготовленных ранее для симфонии, что примечательно уже само по себе. Образы этого прелестного скерцо, с мелодией легкого вальса в середине, сродни образам доброй русской сказки.
Певучая медленная часть воплощает лирические раздумья, А красочный, богатый по тематическому материалу и разнообразию приемов его развития финал, где, как и в первой части, плотная ансамблевая звучность сочетается временами с широко разработанными полифоническими эпизодами, великолепно завершает целое.
Мясковский вручил бетховенцам собственноруч-но переписанную партитуру и отдельные партии, причем на каждой партии стояло посвящение тому артисту, который должен был ее играть. Прозвучал квартет впервые по радио, что позволило больному Николаю Яковлевичу услышать его. Первое публичное исполнение состоялось уже после кончины ком-позитора—21 октября 1950 года. Квартет быстро завоевал популярность и отмечен был (посмертно) Государственной премией первой степени.
Три последние фортепианные сонаты (7-я, 8-я, 9-я) были, вероятно, «отдохновеньем» для Николая Яковлевича в период огромного творческого напряжения, связанного с сочинением 13-го квартета и 27-й симфонии. Сочинения средней трудности, легкие для восприятия, сонаты эти написаны в одной манере и содержат светлые, привлекательные образы. В то же время музыка наделена характерными для Мясковского чертами. Так, знакомые уже нам философско-лирические раздумья с нагнетанием напряжения в середине находят место в медленной части 7-й сонаты (Элегия), в то время как крайние части радужные, мажорные. Кстати отметим, что, отступив от своего обыкновения не давать произведениям названий, которые предопределяли бы характер их музыкальных образов, Мясковский на этот раз во всех трех сонатах дал подзаголовки к каждой из частей. В 8-й сонате, например, части называются: «Баркарола-сонатина», «Песня-идиллия», «Хоровод-рондо». Финалы всех трех сонат сделаны в танцевальном духе (в 7-й сонате—-«Пляска-рондо», в 8-й «Хоровод-рондо» и в 9-й « Неудержимое стремление—рондо » ).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *