26-я симфония—монументальное, героико-эпическое произведение

Конец 1948 года принес завершение и первое исполнение (28 декабря) 26-й симфонии. Она прозвучала под управлением Гаука в одном из концертов Пленума Союза советских композиторов, но не вызвала доброжелательных откликов.После смерти композитора- Гаук писал: «Мы все не поняли эту симфонию! Суровый характер древнерусских напевов, служащих тематическим материалом симфонии, дал нам повод объявить 26-ю симфонию „мрачной». Прекрасное произведение это еще ожидает своей „реабилитации»».
26-я симфония—монументальное, героико-эпическое произведение ярко национального характера, в котором, подобно «Богатырской» Бородина, воскрешаются образы русской старины с ее неторопливым укладом жизни и былинной мощью и раскрываются такие незыблемые черты русского народа, как дух патриотизма, проявляемый в бесконечной любви к Родине, стойкость, мужество и героизм. Симфония состоит из трех частей, каждая из которых начинается неторопливым своеобразным вступлением, или лучше сказать—зачином, за которым в первой части (наиболее обширной и контрастной) развертывается эпическое повествование о «делах давно минувших дней». В соответствии с идеей произведения и характером тематического материала (оригинальные темы, сочиненные композитором, также выдержаны в духе старинных напевов), симфония, как и предыдущая, вся идет в несколько замедленном темпе, без резких перепадов. Правда, в среднюю лирическую часть включен обширный скерцозный эпизод, состоящий из ряда вариаций на оживленную плясовую тему. В целом же динамика идет по восходящей от начала к финалу, от величественных монументальных картин первобытной природы и былинного прошлого первой части через песенно-лирические и жанрово-танцевальные эпизоды второй к торжественной третьей части, с яркими апофеозными кульминациями.
Исполненная дважды, 26-я симфония больше не повторялась. Мясковский, как обычно после прослушивания в оркестре, произвел ретушь в партитуре, незначительно изменил конец финала и сделал четырехручное.переложение, а за несколько месяцев до смерти еще выправил и восьмиручное переложение, осуществленное П. А. Ламмом. Партитура симфонии напечатана была в 1954 году уже после смерти композитора в VI томе собрания его избранных сочинений.
Операция, сделанная Мясковскому в феврале 1949 года, несколько улучшила его самочувствие, но творческие планы композитора были так велики, что обретенных сил явно недоставало. Смертельный недуг, хотя и отступил немного, все же давал себя знать. Летом Николай Яковлевич стал все чаще отказываться от своих любимых прогулок по лесу. Он никому ни на что не жаловался и, оберегая покой сестер и близких, на все вопросы о его здоровье неизменно отвечал, что чувствует себя «прелестно».
Однако нетрудно было (Заметить, что в действительности дело обстоит далеко не так благополучно. Заглядывая украдкой в его рабочую комнату на даче, Валентина Яковлевна иногда видела брата сидящим за столом в позе, совсем не привычной для него: тяжело согнувшимся, с уроненной головой на ладони рук. Кривая жизненных сил падала, а творческих, как это ни парадоксально, все поднималась, и композитор делал нечеловеческие усилия, чтобы то, что созревало у него в голове, что не давало спать ему по ночам, могло излиться на бумагу богатой россыпью нотных знаков, а затем воплотиться в музыкальных звуках. Он словно мысленно приказывал себе:
Но смиряйся, проклятое тело, Перед волей мужскою моей.
Внешне между тем жизнь протекала спокойно. Николай Яковлевич работал усердно, радовался, когда его навещали друзья, беседовал, изредка шутил.
За летние месяцы в эскизах сочинены были 13-й квартет, 27-я симфония и три фортепианные сонаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *