Кантата «Киров с нами»

Покоренный удивительными стихами Николая Тихонова, Мясковский еще в Тбилиси наметил план произведения и сделал его наброски. В поэме Тихонова, который почти все 900 дней блокады оставался в осажденном Ленинграде, поставив лиру свою на службу Родине, великолепно сочетается повествование о героическом подвиге защитников Ленинграда с образом пламенного трибуна и воина Сергея Мироновича Кирова, отдавшего много сил процветанию города на Неве. Картины «железных ночей» будоражили воображение композитора. Чеканный стих не оставлял его в покое.Во Фрунзе Мясковский продолжал начатое. Работа протекала в крайнем напряжении. Он писал Прокофьеву в Алма-Ату: «Я имел несчастье соблазниться кантатной темой и теперь расплачиваюсь— это мучительная работа, да еще в мои годы… Когда все кончу, ума не приложу. Завидую Вашему пианино в номере».
Напряжение вызывалось еще и тем, что композитор работал в малопривычном для него жанре. «Все эти хоры, солисты, фактура оркестра, боже, до чего это трудно!»—жаловался он Сергею Сергеевичу. Ведь после 6-й симфонии Мясковский ничего не сочинял для хора и оркестра. А тут еще захотелось включить и сольные партии.
Кантата «Киров с нами» написана для двух солистов (меццо-сопрано и баритон), смешанного хора и симфонического оркестра и состоит из вступления и четырех больших номеров. Уже в коротком оркестровом вступлении характерный маршевый ритм намечает собирательный образ, в котором по замыслу композитора объединились черты героических защитников Ленинграда и яркая характеристика человека, имя которого превратилось в символ несокрушимой стойкости великого города. Сурово и напряженно звучит оркестр, а приглушенный хор создает ощущение тревожного ожидания в осажденном городе:
Домов затемненных громады В зловещем подобии сна…
Но звуки артиллерийского обстрела прорезают тишину:
И бомбы свистят над Невою, Огнем обжигая мосты.
Взбудораженный город поднимается на защиту, идет бой.
Едва стихают звуки батального эпизода, снова вырисовывается в оркестре маршевая поступь, а хор ведет свой рассказ:
Под грохот полночных снарядов В полночный воздушный налет В железных ночах Ленинграда По городу Киров идет.
Теплым чувством, с каким ленинградцы всегда вспоминают светлый образ Кирова, окрашено и музыкальное повествование о нем. В свободном чередовании солирующего меццо-сопрано и хора идет повествование о встрече Кирова с молодым часовым моряком-балтийцем, на бескозырке которого он прочитал свое имя.
В тексте и музыке второй части кантаты обрисован «суровый как крепость завод», который никогда не отдыхает, а днем и ночью кует оружие для победы. Мужественно и в то же время с задушевной лиричностью звучит солирующий баритон — голос старого рабочего, который заверяет:
Такого вовеки не будет На невском святом берегу,
чтобы врагу сдались русские люди. Преисполненный чувством гордости за свой прославленный завод, сыгравший, как мы знаем, немалую роль в революционных событиях 1917 года, старый путиловец говорит от имени своих товарищей:
Мы выкуем фронту обновы, Мы вражье кольцо разорвем. Недаром завод наш суровый Мы Кировским гордо зовем.
И чтобы подчеркнуть значение двух завершающих строк, которые дополняют новым штрихом центральный образ кантаты, композитор усиливает их яркой вспышкой мажорного звучания всего оркестра.
В начале третьей части опять слышна твердая поступь вождя ленинградцев, и хор поет о «железных ночах». Но затем музыка от суровых и тревожных дней блокады переносит нас к недалекому мирному прошлому, когда живого Кирова встречали на улицах города. В переплетении партий двух солистов, хора и оркестра рисуется образ человека с сердцем «железным и нежным».
Любил он громады громад. Любовью последней, большою — Большой трудовой Ленинград.
В финале отражена широкая гамма чувств — от тревожной взволнованности людей, готовящихся к атаке, через усиление гнева и нарастание боевого подъема к победной торжественности.
И танки с оснеженной пашни Уходят тяжелые в бой. «За Родину» — надпись на башне, И «Киров» — на башне другой.
Мощное, светлое звучание оркестра и хора, который поет о том, что «Кирова грозное имя полки ленинградцев ведет», завершает кантату. В этом произведении великолепно переданы трагические события войны, верность ленинградцев памяти Кирова, их несокрушимое мужество и безграничная любовь к Родине, сделавшая невозможное возможным.
Исполненная впервые в Москве по радио 25 сентября 1943 года поэма-кантата «Киров с нами» Мясковского до сих пор неизменно звучит по радио в дни памяти Кирова. В рецензии после первого концертного исполнения кантаты в Москве в том же 1943 году А. А. Иконников писал: «Логичность развития музыки, симфоничность ее, простота, эмоциональная убедительность и мастерство вокально-хоровых партий в соединении с суровым колоритом инструментовки, наконец, глубокая трактовка текста поэмы — характерные черты новой работы Н. Мясковского. Кантата „Киров с нами»—яркое произведение русского искусства эпохи Великой Отечественной войны».
Так уже в первые годы войны Николай Яковлевич Мясковский, стойко перенося выпавшие на его долю испытания, создал образы героизма нашего народа. Если прибегнуть к поэзии, то лучше всего этот период жизни композитора характеризуется словами Анны Ахматовой, чье стихотворение «Мужество» тысячами листовок распространялось в осажденном Ленинграде и было хорошо известно его защитникам:
Мы знаем, что ныне лежит на весах И что совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах, И мужество нас не покинет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *