Песня-рапсодия

«Песня-рапсодия» впервые прозвучала в Тбилиси в исполнении пианистки В. Куфтиной (Стешенко), но уже после отъезда композитора.
В Грузии Мясковский сочинил еще 8-й квартет и «Драматическую увертюру» для духового оркестра. Квартет—трехчастный, без скерцо. Средняя часть—русского песенного характера.В основу ее положена простая, короткая мелодия, которая разрабатывается в виде вариаций и подается каждый раз с новым сопровождением. Крайние разделы быстрые и напряженные. В первой части ощущаются глубокие и далеко не веселые раздумья. Финал, хотя и начинается в маршеобразном движении, очень драматичен, а в коде даже чувствуется некоторая боль и тоска.
Если вспомнить, что в это время фашистские войска уже вышли к Волге, шла битва за Сталинград, а город на Неве задыхался в тисках гитлеровского кольца, станут вполне понятны чувства художника, тяжело переживавшего судьбу Родины. Произведения многих мастеров советской культуры в ту пору были полны горечи и скорби.
8-й квартет впервые прозвучал лишь год спустя в Москве (21 марта 1943 года) в исполнении квартета имени Бетховена.
Параллельно с квартетом Мясковский создавал «Драматическую увертюру» для духового оркестра. Проведя с помощью Сараджева окончательную шлифовку оркестровки, Николай Яковлевич, верный своим старым симпатиям, отправил увертюру Петрову в Башкирию в город Белебей. «Спасибо Вам, что Вы еще раз даете крупное сочинение для нас, „духовиков»»,— писал Иван Васильевич, глубоко обрадованный получением нот от Мясковского, которому он жаловался, что на тему об Отечественной войне советские композиторы пока мало пишут, а для их оркестра — «так просто ничего».
1 ноября 1942 года в тематическом концерте «Героизм русского народа в отечественной музыке», организованном Петровым, «Драматическая увертюра» Мясковского была впервые исполнена. В тот же вечер прозвучали увертюра к опере Глинки «Иван Сусанин», увертюра Чайковского «1812 год», а также «Вставайте, люди русские» Прокофьева (из музыки к кинофильму «Александр Невский») и первая часть 7-й симфонии Шостаковича, аранжированные Петровым.
Николай Яковлевич в это время был уже в Средней Азии. Подчинившись новому решению правительства, согласно которому эвакуированные из Москвы деятели культуры должны были переехать еще дальше в глубь страны, Мясковский 31 августа покинул Тбилиси, несмотря на уговоры остаться и предложение войти в состав профессуры Тбилисской и Ереванской консерваторий. Путешествие из Тбилиси во Фрунзе заняло три недели. Опасаясь на горных перевалах попасть под бомбы гитлеровской авиации, окружным путем через Ереван они добирались до Баку. После трехдневного ожидания на пристани морем через Каспий их перевезли в Красноводск. Стояла изнуряющая жара. Но москвичам в ожидании вагонов пришлось провести еще трое суток под открытым небом, расположившись на раскаленном песке вблизи железнодорожного полотна. Далее шел утомительный девяти-дневный путь в столицу Киргизии—Фрунзе. Эшелон двигался не быстрее верблюжьего каравана, а кругом— пески, без воды, без зелени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *