Жизнь в столице Грузии

На сопоставлении печальной и двух ярких и светлых по колориту любовных песен построена задушевная лирическая вторая часть. Основой же блестящего, стремительного финала служит кабардинская лезгинка «Исламбей», перемежающаяся эпизодами, где использованы мелодии старинной шуточной песни и песни застольного характера.Работа над симфонией была в разгаре, когда очень тревожные вести начали приходить с фронта: гитлеровцы, рвавшиеся к нефти, приблизились к Северному Кавказу. Деятелей отечественной культуры решено было обезопасить за грядой Кавказских гор. Мясковский с группой москвичей должен был переехать в столицу Грузии — Тбилиси. Но перед отъездом Николай Яковлевич все же успел показать в Нальчике свою «Симфонию-сюиту», исполненную на двух роялях. В письме к Иконникову он писал, что представители Кабардино-Балкарии были очень тронуты первой и особенно второй частью и утверждали, что финал будет для них «великолепной пляской». Оркестровку этого сочинения Мясковский завершал уже в Тбилиси.
Музыканты Грузии с большим вниманием отнеслись к Николаю Яковлевичу. Композиторы знакомили его с образцами народной музыки, показывали свои сочинения, советовались, интересовались его творчеством. По инициативе А. М. Баланчивадзе Николай Яковлевич стал консультировать некоторых студентов Тбилисской консерватории, а когда был организован конкурс на лучшую оборонную песню и марш, Мясковский вошел в жюри.
12 января 1942 года в Тбилиси под управлением А. Л. Стасевича впервые прозвучала 22-я симфония и, как с радостью сообщал Николай Яковлевич Держановскому в Москву, «имела даже единодушный успех». Там же впервые был сыгран его 7-й квартет, для чего подыскали четырех исполнителей, так как постоянного ансамбля в то время в Тбилиси не было.
По сравнению с Нальчиком жизнь в столице Грузии была ботее насыщенной и интересной. Там, например, состоялась, несмотря на войну, выставка художественных полотен Игоря Грабаря. Довольно часто устраивались концерты, которые Николай Яковлевич посещал с большим удовольствием. В Тбилиси было проведено и очередное заседание Комитета по присуждению Государственных премий. Все это отнимало много времени у Николая Яковлевича, и поэтому в первые месяцы он сочинял мало. Зима была трудная, на редкость холодная и для Грузии. 22 марта Николай Яковлевич писал Держановскому: «Сегодня опять везде лежит снег!»
Наступление погожих дней вернуло Мясковского к творчеству. Причем потянуло его после длительного перерыва к фортепианной музыке. Очень быстро родилась отмеченная русскими народными интонациями трехчастная сонатина, вскоре исполненная в Ереване по радио А. Долуханяном. Вслед за ней появилось сочинение, о котором композитор сказал, что оно—«вроде сонаты», и назвал его «Песня и рапсодия» для фортепиано. Это сочинение также отмечено чертами русской народной песенности. Первая его часть—«Песня» — яркий образец инструментальной кантилены, подаваемой весьма разнообразно и с большой изобретательностью приемов. Следующая за ней «Рапсодия» полна острых ритмов и временами напоминает токкату, хотя в этой части в отдельных эпизодах льется певучая мелодия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *