Всепокоряющая сила образов

Начинается 21-я симфония поэтически-напевной свирельной темой вступления, излагаемой солирующим кларнетом. Плавная неторопливая мелодия, построенная на интонациях русских народных песен, сразу определяет национальный характер музыки. Воображение невольно рисует бескрайние просторы родной земли, озаренной лучами солнца.С появлением второй темы вступления, динамичной, волевой (проводимой в струнной группе оркестра), характер музыки меняется. Начальная лирическая тема (подхваченная в басах виолончелями, контрабасами и фаготами) приобретает мужественно-эпические черты. Звучание оркестра становится гуще. И в это время в верхнем регистре у струнных и деревянных духовых возникает третья тема вступления, очень распевная,, радостно-оживленная, приподнятая. Ее стихающая на время, как бы умиротворенная звучность незаметно переходит в большой центральный раздел—сонатное аллегро, построенное на развитии и противопоставлении двух контрастных тем — главной и побочной.
Главная партия—волевая, собранная, импульсивная— излагается в начале опять же струнной группой, которой, кстати, сказать, композитор придал исключительно большое значение в оркестровке этой симфонии. Сравнительно быстрый темп, ритмическая напористость, яркие динамические нарастания с устремлением к верхнему регистру—вот отличительные черты светлого музыкального образа, создаваемого этой мелодией. Побочная партия, возникающая также в звучании струнной группы, полна лирического очарования. В основу связующей партии положена вторая, полная динамики тема вступления. Она вторгается и в экспозицию, и в разработку центрального раздела, объединяя всю музыкальную ткань и способствуя приданию ей светлого, мужественного характера. От эпизода к эпизоду в широкой разработке, начало которой возвещает краткая фраза солирующей трубы, идет это развитие и преображение тематического материала. В результате главная партия мужает, побочная— приобретает более светлую окраску.
Третий раздел симфонии—кода, мастерски построенная на темах вступления,— завершает сочинение по принципу трехчастной симметрии. Ее заключительные прозрачные звучания струнных и труб возвращают слушателя из мира лирически-сосредоточенных раздумий и глубоких человеческих чувств к тонкой пейзажной живописи начальных тактов.
Трудно рассказать о захватывающей, всепокоря-ющей силе образов симфонии. Можно отметить ряд особенностей этого произведения, указать на его небольшие размеры (длится симфония немногим больше 17 минут), предельную лаконичность формы, ясность языка и высочайшее полифоническое мастерство— просто диву даешься, с какой легкостью композитор переходит от сложного переплетения многих голосов к свободно и широко льющейся мелодии. Но передать красоту и обаяние музыки невозможно, в полной мере с этим не справится и поэзия.
Поэтому счастлив тот, кому довелось хоть раз услышать 21-ю симфонию Мясковского—это великолепнейшее произведение, по праву вошедшее в золотой фонд русской симфонической музыки.
Игорь Бэлза так характеризует это произведение: «Замысел Двадцать первой симфонии неразрывно связан с образами родной земли, ее дивной красоты и необъятной шири. Но музыка симфонии выходит далеко за пределы лирически-созерцательных настроений, ибо произведение это согрето рожденными нашей действительностью чувствами радостной приподнятости, светлой оптими-стичности, бодрости и мужества. Именно эти чувства, высказанные глубоко национальными средствами выразительности, звучат в Двадцать первой симфонии Мясковского, которая могла быть создана только русским музыкантом, живущим в советскую эпоху».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *