Оркестровая проба оперы Шостаковича

В другом письме Николай Яковлевич сообщал, что в Москве произошло «крупное музыкальное событие: была оркестровая проба оперы Шостаковича ,,Леди Макбет»». Тут же Николай Яковлевич делился и своим первым впечатлением: «Надо сознаться—ошеломляюще здорово, хотя и мучительно временами. Оркестровка тоже необыкновенная, хотя так же, как у Франсе, крикливая (трубы верещат беспрерывно)».Так каждое письмо Мясковского приносило Сергею Сергеевичу частицу реальной жизни родины среди той массы выдумок и клеветы, которыми пестрели сообщения западной прессы.
Когда же Прокофьева начал угнетать духовный климат Запада («… воздух чужбины не идет впрок моему вдохновению…») и он решил вернуться на родину, Мясковский помог ему вжиться в новую, столь отличную от западной среду советских музыкантов, помог войти в курс консерваторских дел и первый представлял его студентам, когда Сергей Сергеевич, не имея опыта педагогической работы, задумал было преподавать (правда, потом это свелось лишь к консультациям).
Став в ряды людей, по выражению американского композитора Роя Харриса, «возделывающих сады Социализма», Прокофьев сразу же в своих высказываниях, зафиксированных прессой, заявил, что свои будущие музыкальные полотна он хочет насытить такими настроениями и эмоциями, которые связывались бы с новым человеком, борьбой и преодолением препятствий. Вероятно, не будет отклонением от истины, если мы предположим, что такая направленность творческих устремлений Прокофьева хотя бы в какой-то степени есть результат бесед с Мясковским, стремившимся стать «вполне художником наших дней» и так мечтавшим в музыке своей выразить чувства, связанные с «личностью наших современников».
По мере погашения своих обязательств перед зарубежными концертными организациями, Прокофьев все больше времени проводил на родине, работая над музыкой к фильмам и к театральным постановкам.
В творчестве Мясковского после создания 16-й симфонии наступил необычно плодотворный период. Почувствовав себя на правильном пути, он стремился творческие достижения закрепить и расширить в различных жанрах, хотя, конечно, жанр симфонии оставался на первом месте.
За четыре предвоенных года им были сочинены пять (!) симфоний, включая и подлинную жемчужину— 21-ю, концерт для скрипки с оркестром, квартеты № 5 и № 6, «Приветственная увертюра», большие циклы романсов на стихи М. Ю. Лермонтова и С. П. Щипачева, три тетради мелких фортепианных пьес. Не оставляя педагогической деятельности, издательских и всех прочих дел, Мясковский в этот период поистине с моцартовской быстротой создавал одно за другим новые оптимистически-светлые произведения, существенно обогащавшие многие жанры советской музыкальной культуры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *