Утилитарные нормы РАПМ

23 апреля 1932 года постановлением Центрального комитета коммунистической партии «О перестройке литературно-художественных организаций» ликвидированы были РАПМ и аналогичные организации в других областях культуры.АСМ к этому времени уже не существовала, распавшись вскоре после выхода из нее Мясковского и других композиторов. Так в 1932 году положен был конец групповщине в искусстве, разъединявшей творческие силы страны и наносившей огромный вред развитию отечественной культуры, на что неоднократно указывала партия. Не следует, разумеется, думать, что все ошибки прошлого были сразу и легко изжиты.
Утилитарные нормы РАПМ, ограничивавшие музыкальное творчество композиторов рамками плакатно-агитационной песенности или наивно-назидательной программности, равно как и асмов-ские идеи формально-технического перевооружения музыкального искусства еще очень долго давали себя знать. Но обстановка существенно переменилась.
Для объединения многонационального отряда советских композиторов, «стремящихся участвовать в социалистическом строительстве», летом 1932 года был создан оргкомитет Союза советских композиторов СССР под председательством Р. М. Глиэра— опытнейшего мастера, много сделавшего уже к тому времени для развития профессионального искусства на Украине, в Азербайджане и Узбекистане, создателя первого советского балета «Красный мак». Мясковский и его ученики—А. И. Хачатурян, В. Я. Шебалин и Б. С. Шехтер — вошли в правление, причем Хачатурян стал заместителем председателя оргкомитета.
С этой поры музыкально-общественная деятельность Мясковского начала приобретать особенно широкий размах. В документах тех лет его имя встречается повсюду. Он хлопочет об организации концертов советской музыки по радио и о включении новинок в филармонические концерты, выступает за создание постоянного консерваторского оркестра и хора, за организацию оперной студии при консерватории, активно поддерживает идею создания Государственного музея музыкальной культуры.
Используя свои непосредственные связи с зарубежными издателями и музыкантами, а также действуя через Всесоюзное общество культурной связи с заграницей (ВОКС), Мясковский способствовал появлению на западных эстрадах сочинений Мосолова, Шварца, Шебалина, Шехтера, Шостаковича, Фейнберга и многих других советских композиторов. Его переписка с Прокофьевым в эти годы изобиловала именами многих авторов, чьи произведения они обсуждали, намечая, что, куда и какому исполнителю следует послать, чтобы должным образом было сыграно.
В 1934 году был объявлен конкурс на лучшее оперное произведение, и Мясковский тотчас включился в работу экспертной комиссии конкурса.
Проявляя повседневный интерес к развитию музыкального искусства, в особенности творчества, Мясковский слушал новинки в Союзе композиторов, Музгизе, консерватории, участвовал в обсуждении этих произведений, все ценное и интересное продвигал на концертную эстраду, рекомендовал к печати. Новые имена неизменно привлекали его внимание. Известны случаи, когда Николай Яковлевич снимал с программы концерта собственные сочинения или сочинения своего ученика, чтобы дать возможность выступить музыканту, приехавшему из другого города, из национальной республики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *