Идея симфонии о деревне

Когда в стране началась коллективизация сельского хозяйства, у Мясковского, как он сам отмечал, зародилась идея симфонии о деревне, куда бы входили картины сельской жизни прежнего уклада, эпизоды борьбы за новый быт и сцены жизни, преображенной коллективизацией. Но пока созревала эта идея и вынашивались образы, композитор работал над 11-й симфонией.Произведение это не имеет программы и не призвано создавать в воображении слушателя какие-либо определенные картины. Написанная в миноре, симфония в целом отпимистична. Характерные для Мясковского напряженно-мужественные образы, отмеченные тревожными, призывными звучаниями, чередуются с ярко мажорными, задушевно лирическими, а порой и лукавыми. Оркестрована эта симфония в целом прозрачно, с использованием солирующих инструментов. Некоторые страницы партитуры напоминают камерно звучащие эпизоды «деревенских концертов». А в конце симфонии есть нечто новое для Мясковского: третья часть написана в форме вариаций на отдельные темы (включая одну из тем 2-й части) в сочетании с элементами сонатности. Николай Яковлевич считал, что симфония грешит некоторой суховатостью от преувеличенной чеканности и что в ней ощущается «излишняя простота», хотя, как уже говорилось, композитор сам стремился сделать свою музыку проще, доступнее.
Впервые 11-я симфония прозвучала под управлением Сараджева в Москве (16 января 1933 года) уже после 12-й. Но еще до этого, исполненная у Ламма на двух роялях, симфония подверглась переделкам. В частности, обнаружив «дефект» в финале, Мясковский сильно расширил там разработку. В 1934 году эта партитура была издана Музгизом.
12-я симфония, вначале названная «Колхозной», позже упоминалась автором как «Октябрьская», потому что создавалась к XV годовщине Октябрьской революции. Писал ее Николай Яковлевич в зимние месяцы 1931—1932 годов. 31 января партитура полностью была завершена, и 1-го июня москвичи уже познакомились с произведением. Исполнил ее оркестр Большого театра под управлением английского дирижера Алберта Коутса, работавшего в России еще в 1910-е годы и теперь приглашенного вновь. Его интерпретацией Мясковский остался крайне недоволен. На первой же репетиции обнаружилось, что, хотя специально для него несколько раз проигрывали симфонию на двух роялях, все темпы он переделал по своему усмотрению; быстрые места играл осторожно, «благодушно», а медленные — «лихорадочно вздернуто». Причем дирижер проводил свою линию так настойчиво, что Николай Яковлевич очень скоро перестал вмешиваться, поняв бесполезность этого. Из-за тяжелого гриппа Мясковский не смог присутствовать на премьере, но об этом даже не жалел. Чтобы обнаружить недочеты композиции, Николаю Яковлевичу достаточно было репетиций, а к слушанию собственной музыки он никогда «не имел вкуса», да и необходимость выходить на вызовы публики его ужасно всегда угнетала.
Выправленная партитура тотчас же была отправлена в гравировку и к юбилейной дате появилась на свет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *